Пролог

Четыре друга жили в городке,
Учились жизни во дворе,
Забот не знали кроме страсти
Сыграть в КПСС на интерес.

Найдя укромный уголок,
В порыве ежедневном поиграть,
Они встречались точно в срок,
Боясь случайно опоздать.

Игра считалась интересной,
Немногие играли в ту игру,
Где игроки содрали с лозунга название,
Что было у народа на слуху.

Название отражало суть игры.
В ней был король, как в каждом государстве,
Жил принц под тенью короля,
Служил солдат-защитник общий,
А Скоморох народы представлял.

А начиналось все с безвластья.
Да, в государстве были игроки
Всю жизнь ползущие к престолу.
И если локти хороши,
И ты попал в струю, в течение,
То тут придай движению мощь.
Быть может, в Принцы попадешь.

В тени раскидистой короны,
Забыв приличия каноны,
Залечь на несколько минут,
Расправив локти, отдохнуть.

А дальше в путь. Бросать идеи.
Ловить чужие на лету,
В свои их быстро превращая,
Плести интриги на ходу.

 

Играть в тени, главы не поднимая,
Иначе кто-то срубит, черт его возьми.
А дома дети пухнут от диеты.
Жене зарплаты не хватает на два дня.

 И ждать. И ждать.
Когда Король, по воле божьей
На радость лапы киданёт.
Иль если дружно игроки
Его опустят в Скоморохи.

Солдат служил на благо государства:
Корону рьяно охранял,
Народ от власти отгонял
На случай заварухи разной.

Но если смута в государстве,
И власть валяется в грязи,
Король и Принц меняют карты
Солдату с обезумевшим шутом.

Солдат по воле Короля
Пасёт придирчиво шута,
Чтоб тасовал, не сачковал,
И без мухлёвки раздавал.

Игра в КПСС

«Ну что, начнем» – сказал Борис.
«Давай я сдам» – воскликнул Анатолий.
«Ну-у нет, не рвись» – смычал Джохар.
«Для справедливости тянуть давай»-
Из-за спины Толяма вякнул Виктор.

Решили карты тасонуть.
По карте каждый потянуть.
И если с большей картой повезло,
То ты меняешь ремесло.

И начинаешь тасовать,
И потихоньку мухлевать,
Колоду по две карты раздавать
Пока не кончится. Однако….

Без паузы, собравшись с мыслью,
Усесться первым в кресло короля
Ты начинаешь заходить,
С длиннющей масти, с карты высшей.
Чтоб взятку сразу ухватить,
И стан противника смутить.

Здесь получается лихое действо,
Где есть один закон мастей.
А если схвачено в руках
Во всех мастях большое положение,
То ты конечно не солдат
Коль голова еще при теле.

Сыграли всласть. Набрались взяток.
Борис тот прямо говорит:
«Сегодня я ваш фаворит!
Я девять получил в жестокой схватке
За честь, за совесть, за престол».

Его поздравил Анатоль….
Лаская слух, вздымая брови,
В словах, купая короля
Он произнес: - Сегодня с вами у руля
За честь считаю находиться.


Быть может, вам не пригодится
Сущий пустяк из взяток трех,
Который утром натощак
Мне с благодарностью народ принес.
За то, что я решил их спор:
Как разделить пирог с капустой
На очень много едаков.

Понятно, думаю народу,
Что мне, конечно, Принцем быть,
А ты Джохар, картежник новый-
Тебе, наверное, служить.

Хоть ты, Джохар, и крут словами,
Но нужно показать делами,
Как слямзить деньги у народа,
Не потеряв при этом пота.

Здесь поработай головой…
Чтобы народ с великой просьбой,
Поверив в радость перемен,
Послал козлом стеречь капусту,
Что за буграми в долг дают.

А там, в манере лёгкой и воздушной,
Непринужденной и бездушной
Зарыть зелёнку на счетах…

С улыбкой милой на устах
Примчаться быстро ко двору,
И прям с порога заявить:
«Батяня, я договорился!

Они капустою завалят всю страну.
Но чтоб капусту сохранить,
Её необходимо засолить.
Подальше от голодного народа.
Для этого подписан мной контракт,
Где под капусту бочки закупили
У стран мечтающих …помочь.

Ну, что Джохарик, ты врубился
В хитросплетенье вояжа:
Как не имея ни гроша
Собрать большое состояние».

Джохар:

«Врубиться, я, может врубился.
Но я ведь никогда с народом вместе не молился,
В протестных акциях нигде не засветился.
Теперь не узнает никто.

Купец залётный был с Кавказа
Тот по привычке взятку одолжил.
Сказал: «Служи брат на Кавказе.
Народу ты необходим».

Борис вальяжно попросил
Компанию честную королю ответить:
Кому сегодня карты вверить?
Кто будет в роли Скомора?

Викто’р пыхтел, в себя вдыхая,
Друзей глазами облизал.
Просил: «Кенты подбросьте взятку,
Я у народа не урвал.

Как можно мне в такое время…
Когда так много бедняков,
Срывать последние штаны
С российских наших мужиков»

Борис спросил: «Игрок ты Виктор?
Или совсем уж не игрок?
Ну, понимаешь…, нам, структурам власти
Сегодня не хватает Скомор...ха.

Но если ты сработаешь внизу,
Взлохматишь, чтобы пыль стояла.
Раздашь, что подобает Королю,
Тебе ротацию устрою к декабрю».

На том сошлись.
Викто’р сдаёт.
Джохар в охране.
Толям в Принцах у Короля.
Борис, конечно у руля
Другого нынче государства.

Взлохматил Виктор, пыль взметнулась,
На низ туза он положил…
Но этот лёгкий, скромный финт
Отцом был сразу рассекречен.

И он скомандовал: «Джохар!
А ну подрежь ему колоду,
Чтоб не имел такую моду
Искать меж нами дураков»

Джохар:

«Чу..вяк, ты слышишь,
Что Король мне предлагает,
Твою породу на корню пресечь.
Он справедлив и дело своё знает.
Не даст процессу без надзора течь.

А потому, ты должен срочно для себя решать,
Иль я тебе чего-нибудь не то подрежу
Или ты будешь честно раздавать».

Взлохматил Виктор вновь. Раздал играя.
Просил покорно извинить…
Я был, друзья, расстроен очень,
И за рукой не уследил.

Борис:

«А ну, да ладно Виктор, я те… понимаю.
Судьбы такой не пожелаешь и врагу.
Сранья взлохмачивать родную землю,
Чтоб сходу подарить её козлу.

Козёл в России больше чем козёл…
Козёл в России вовсе не козёл.
Он бизнесмен, предприниматель.
С элитой он…пасёт баранов
По всем российским округам.

Ах так…Викто’р, ну ты мухлюешь.
Что ты за карты мне тут положил.
А может, я тебя не научил
Как из валета сделать даму?
Но ты опять наделал сраму
И оконфузил Короля.

Быть может это…, от излишнего понта?
Иль втихоря готовишь смуту?
Мечтаешь в кресло Короля
Свою забросить нынче шкуру?
Не выйдет…Умник…
У меня в охране, кинжал стоит…
С Джохаром на груди.
Ой,нет. Джохар стоит
С кинжалом на груди.

А ты Джохар как поживаешь?
О чем, соколик, карты говорят?
Наверное желаешь генералом
Подольше государю послужить?»

Джохар:

«Да нет Борис, Кавказ замучил.
Послы проходу не дают.
Меня ты лучше отпусти.
Моих сородичей к свободе повести».

Борис:

«Джохарик, милый, не… могу.
Ты словно душу расчихвостил.
Своих, я усмиряю Скоморхов.
А тут подлянку ты готовишь.

Побойся бога, ты Джохар.
Обласкан ты и мной, и принцем….
Ну, хочешь, должность изменю,
В орлы тебя произведу».

Джохар чернел темнее тучи.
На юг ушами шевелил.
Поэтому отца не слышал
Как тот ему благоволил.

В мозгу стреляла мысль набатом
Быть Королём, а не Солдатом.
Иметь своих-козлов, баранов, слуг.
Создать своё, де-юре государство.

Для этого был выбран путь
Известный, всякому солдату.
Сказать с тревогой королю: -
Не тот я нынче парень.

Рука не та и взгляд не зорок,
Своих, не отличаю от врагов.
А если вдруг враждебна пакость –
Полстражи мигом искрошу.

Поверь, Бориска, я не вру.
Ведь мы друзьями раньше были.
Отныне ты конечно в Королях.
А я солдат твой поневоле…
Ну, отпусти меня на волю.
По старой дружбе говорю.

Сегодня гордый мой народ
Упитан, но не сыт речами.
Большевики за глотки взяли
Раскинуть рты джигитам не дают».

Борис:

«Джохарик, ты конечно прав.
Демократизму нынче не хватает.
А где его набраться всем,
Когда в Кремле засели демократы.

Я калачом манил их из Москвы.
Звал поднимать великие просторы.
Они со мною вместе у руля
Влюбились в деньги, как им не позволить.

Всосались так, - не оторвать клещами
А снизу красный пояс обложил…
Джохарчик, ты бы отложил…
Пока тебе замену не отыщут…»

Джохар:

«Да не могу я, брат ты мой Борис.
Козлы наглеют - спасу нету.
Чихнуть народу не дают,
Шатают древние устои.

А я, на вольных то хлебах
Власть укреплю, реформы двину.
Тебе, как брату, Королю,
С валютою мешок подкину.

Ты будешь первым кунаком
У нас на Северном Кавказе,
Как только власть я захвачу,
Тебя я непременно обниму
Пока не смею…

Король ведь ты. А я Солдат.
Держать дистанцию умею».

Борис:

«Ну полно…, убедил Джохар.
Ты нынче рассудительный такой.
Но если был бы ты не свой
Я б в миг узрел враждебну руку.
А там держись…
Суров я в исполнении закона,
Что начертали други от народа…

Коррупция печалит наш народ
Упрямо не даёт идти вперед…

Базара нет… Трудись до сентября.
А там гуляй себе на воле
Да передай мою народу волю-
Суверенитет отдам, как обещал.


Что приуныл красавчик, мой любезный?
Быть может ты уже не местный?
Небось по заграницам одичал.
Ответь мне срочно, Анатолий
Какого… ты? Чего молчишь?
Наверно над прожектом закемарил.
Иль Виктор тебе картой угодил».

Борис:
(продолжает)

«Вопрос Толям, решаю я серьёзный:
Как экономику поднять…?
Тут до меня один Король,
В Принцах тогда я ошивался,
Решил хозяйство приподнять.
Потом внезапно ускорять-
Нажав на фактор человечий…

Однако слабым оказался.
Да и мозгой не сильно отличался.
Стал перестраиваться вправо,
Ногой за ногу зацепил…
Короче, он слегка расшибся.
Ну и хозяйство уронил.

Я подхватил его на самом на излёте.
Оно катилось вяло под откос…

Я экономику обнял руками,
Прижал к себе как любящую мать…
Мне этой страсти не унять,
На людях хоть бы устоять…
К родной земле я припадаю,
Стоя на согнутых стропах…

Её я уронить не смею.
Мне это совесть не простит.
А приподнять - здоровье, где ты?
Вот так и движемся мы вниз.

Я справа слышу разговоры: -
Неужто, ходит под себя?
А слева не удержит – хлюпик.
До завтра явно упадет.

Во мне вскипает дух отважный.
Назло им хочется плясать.
А мож её держать не стоит..?
Сломать.., а после воссоздать?

Когда учился на стройфаке
Декан любимый говорил: -
Строителем ты можешь и не быть,
А архитектором ты быть обязан.

Ты должен ощущать полёт мыслей,
Уметь реформ раздвинуть горизонты.
Строителем тебе не гоже быть.
Таких, у нас в стране навалом…

Умей ломать Борис.
Ломать – не строить.
Ошибки в землю зарывай.
И непременно забывай
О том, что вскоре получилось.

Никак, Толям, ты понимаешь
О чем так долго говорю.
О том, как экономика страдает,
А я её, никак не удержу.

Придумай что-нибудь родимый.
Народ ведь мается в грязи.
Национальную идею, ты выкинь
Из «краснявой» головы.

А мы подхватим, будь спокоен.
С народом шутки не шути.
В мозги вобью своим указом.
Не даром.... в ящике свои.

Ну, что ты скажешь Анатолий?
В который раз я говорю: Не спи!
Ты за границу часто выезжаешь.
Что нам советуют, на том краю земли?»

Анатолий:

«Они советуют мой добрый господин
Раздать народу его личное хозяйство.
А общее меж нами – с ними разделить
За в долг полученные транши.

Есть смелый ход как этого добиться,
Чтобы народ не очень возмущался.
Не обижался на тебя, на короля,
А почитал как друга и отца.

Ему необходимо фантики раздать.
Пусть раскатает губы на удачу.
Кусочек общей собственности взять,
Если успеет после нас с тобою.

А мы тем временем придумаем указы,
Чтобы его избавить от заразы
В мозгу держать мыслишки эти
От нас с тобою оторвать».

Борис:

«Ну, ты гигант…Толям, ты просто гений,
С тобой готов я землю целовать
За то, что родила она Эйнштейна.
А тот Эйнштейн в принцах у короля.

Тебя я не отдам не правым и не левым.
Ты мой навеки талисман.
Быть может это не обман?
Мне не пригрезилось всё это?»

Борис раскинул веером картишки.
По ним острейшим взглядом прочертил.
Из них по масти создавал структуры,
Друзей тузов поставив во главе.

В мастях была сплошная мешанина.
Чего-то карта с картой не сошлась.
Структуры рассыпались в одночасье,
Команды не создалось не одной.


Король решил судьбу поправить.
Глаза в глаза взглянул всем игрокам.
Заметил в Анатолии обиду
По явно вынутым губам.

Издалека он начал ход
Спросил у Толи: «Как здоровье?
Небось собрал себе команду?
Зачем она тебе? Отдай!
Стране во благо. Государю!»

Принц не успел расправить губы,
Сказать: «Любимый я отдам!»
Как лихо карты оказались
В Борисовых натруженных руках.

Слеза возникла от угрозы возбуждения
(Толям не всхлипнул, не позволил сан)
Восторга, злобы, изумления…
Подумал: «Ну и попался же, пахан.

У всех отцы – главы семейства.
Детям всё норовят отдать.
А мне попался прямо хват.
Ничто не спрячешь от такого»

Принц посмотрел украдкой на Викто’ра.
А тот уставился куда-то вдаль.
Желая сохранить то, что имеет,
Что так упрямо создавал.

Принц Анатолий мигом оценил
Ту мешанину, что Борис подбросил.
И не раздумывая сбросил – Викто’ру-
Пусть играет в дурака.

Увидев зайчики успеха
В чистейших Толиных глазах,
Викто’р сказал: «Какая радость государству, Что есть
стратег у короля.
Это получше, чем броня
От всякой мерзости у власти».

Борис хихикнул.
Анатолий цвёл.
Обоим нравилась Викто’ра фраза.
Ох как прошелся по мерзавцам.
Ах как отметил про броню.

Викто'р глазами наедался,
Раскладывая к масти масть.
При этом сладко улыбался,
Засасывая медленно слюну.

Затем сказал: «Джохар тебе не надо?
Совсем задаром уступлю.
Давно мне не подваливало счастье
Добраться до картишек короля».

Внимательно рассматривая карты
Джохар скосился на маневры Cкомора.
Орлиным взглядом он узрел слабинку
У Виктора в завистливых глазах.

Чеканя словом словно сапогом о плац,
В манере песни пионерской,
Он прокричал: «Тебе земляк не верю!
Москва не верит болтунам.
И я им не поверю.»

Душа у Скомороха прям сместилась,
Проделав длинный путь до пят.
Он прокричал: «Это не жизнь, сплошная бл…ть.
Ну почему так не везёт с властями».

Борис взволнованно срычал: -
«Гадюка ты товарищ Виктор.
Ну, сколько можно нашу власть
На каждом митинге поганить.
Пора тебе уже унять
Свои дозволенные речи».

Но Виктора унять не просто.
На всё имеет свой ответ.
Однако уступает власти,
И ждёт указа Короля.


Борис свалял такой указ: -
Поскольку в закромах у государя
В бубнах большое пополнение,
То у народа есть такое мнение:
Бубней за козырь почитать.

На том стоим. С народом мы едины.
Народа воля, - воля Короля.

Король козырного туза бросает.
Сгребает мелких козырей.
Бубнями взятки собирает,
Укладывая штабелями на столе.

То, что король не взял,
То вырвал Принц.
Солдат в дозоре находился.
А Скоморох плохой воды напился...
Так все остались при своих.

Проводы Джохара.

Король боялся смуты по весне.
Весна прошла на удивление спокойно.
Народ увлекся новыми деньгами,
Отметив государственный почин.

Вот лето запестрело в ожидании
Ближайшей встречи с долгожданным сентябрем.
И август подготовил эту встречу
Желанным охлаждающим дождём…

Отдав по службе указания,
Джохар засобирался на Кавказ.
Подал в отставку заявление.
Стал ждать приема Короля.

Борис принял Джохара сразу.
Тряхнул за плечи молодца.
Обнял, до сердца прижимая,
Засосом жарким наградил.

Борис:

«Я рад обнять тебя дружище.
Ты знатно трон мой охранял.
А ныне снова в бой стремишься
На красномордых наступать.

Отрадно мне поддержку эту
У искреннего друга замечать.
Хочу тебе я подсказать: -
Ты там пожестче с кодлой этой.

Ты не смотри, что из Москвы
Тебя облают журналяки.
Иль коммуняки в демократы
Тебя напрасно возведут.

Давай с тобою так договоримся:
Ты вырываешь власть у коммунистов
Под лозунгом свободы от России,
А я отсюда пугану указом.
Народу вспомню, кто их господин.

Это сработает, прекрасно.
Народ наш жаден до речей.
Но не потерпит королей.
Особенно из мест московских.

Народ сбежится в стадо защищать
Ростки демократизма и свободы,
А ты возглавь толкушку эту
И светлый путь народу начерти.

Мной апробирован сей метод
На Краснопресненской площадке.
Меня старались в жаркой схватке
От королевства отлучить.

Как видишь – я теперь у власти.
Всё потому, что в общей массе
Люблю с народом говорить.
Ему понятно объяснить,
Что вмиг исполню пожелания.


Важно здесь понимаешь,…состояние
Толпы бурлящей сразу уловить.
С трибуны зачитать по лозунгам воззвание,
Крича: - «Даёшь и мать твою».

Прям на трибуне подписать
Декретов пару и указов тройку,
Шеренгу выстроить по трое,
Призвать на стройку всю толпу.

Реакция здесь будет, удивишься,
Я ведь играя, праздник…подарил.
Народ свернул с пути, с дороги к коммунизму,
Есть повод тяпнуть... На троих!

Закончится всё действо, - ты ведь знаешь.
Гулянка будет до утра.
Бойцов демократического фронта
С восторгом встретит вся родня…

К обеду хмель совсем исчезнет
В людских загруженных мозгах.
Свободы миф исчезнет позже
В российских бесшабашных головах.

Что я с трибуны мел тогда, - не помню.
Сейчас по ящику смотрю.
Мне жизнь такая по нутру.
Эффект ты видишь колоссальный…

Давай о деле друг Джохар.
Тебя я посылаю в край тревожный,
А если было бы мне можно
Я б сам отправился туда.

Но ты конечно понимаешь,
Как государству без вождя?
Поэтому, поскольку топлива сейчас нема-
седлай-ка друг коня.
И чтоб к рассвету был на службе.

 Джохар, отныне мы работаем в тандеме.
Мне срочно нужен свой игрок.
На южном рубеже отчизны…
Пакет с заданием получишь от Павла.

Ох как мне нравится парнишка этот.
Ещё вчера на Красной Пресне –
Мне сильно делом послужил…
Теперь я думаю, он будет
Твоим приемником при мне.
У него славный резюме.

О наших связях никому…
Жене любимой не откройся.
И ты дружок совсем не бойся.
Если на людях накричу.

Вчера в пакете записал
Тебе партийное задание…
По операции подписан мной указ
Под кодовым названием «Кавказ»
С ним можешь ознакомиться в спецчасти.

Теперь о главном…Ты «шпиён».
«Шпиён» «должон» иметь «кликуху».
Я думаю «Кинжал» по слуху
Тебе конечно подойдёт.

Да не забудь пароль запомнить.
Его мне Пашка написал.
Он где-то там, в военных книжках
Его случайно отыскал.

Куда я подевал бумажку эту?
Небось в штаны случайно уронил?
Ну, сколько раз скотам твердил:
Зашейте Королю карманы.

Ах нет, достал…, в носке случайно.
И как склизнула, не пойму.
Теперь нам надо по уму
Запомнить эту ахинею.

Запомни ты свой позывной: -
«Над всей Чечнёй безоблачное небо».
И мой ответ в товарном виде: -
«Я тучи загрузил мозгами,
Сегодня коносамент подпишу».

Затем, как в давнем кинофильме
Я рву бумажку на двоих.
И мы её, с сознанием дела,
И очень вдумчиво, едим.

Давай! Ну, нет…
Такое сделать невозможно.
Обратно я не уследил.
Какой дурак, пароль шпионский
На финском ватмане чертил?

Сейчас запьём Джохар «Боржомом»,
Затем задавим коньяком.
А если это, не поможет,
То водкой вмажем - на измор.

Крутое с вечера вливание
Задержку в планах вызвало на день.
Джохара обуяла лень
Седлать коня в такую темень.

Он утром отбыл с петухами.
Король его не проводил.
Весь двор протяжным злобным воплем
Озвучил:- Фу...у неужто отвалил? 

   


Экономический доклад принца.

Борис решил заслушать Анатолия:
«Как в экономике дела?
Скажи-ка друг мой, не тая,
Что с экономикой нам делать?»

Анатолий:

«Да, что сказать тебе, Борис?
Опять хреново положение.
Попали мы с тобой, Король,
В козлово окружение.

Твои друзья нам в долг дают.
А иногда и подают
Доллары на реформы.
А эти черти, нет козлы,
Всё то, что подают для всей страны,
В свои таскают огороды.

Борис! У нас с тобой
Ляпсус демократизма получился.
Глазами ты случайно отлучился
От текста заготовленного мной.

Произошел, конечно, сбой.
На брифинге тогда мы находились.
Так вот когда мы в окружении схватились.
Ты очень смело произнес:

Друзья обогащайтесь до предела.
Такого больше передела.
У нас не будет никогда.
Пока я нынче у руля.

Пусть каждый схватит, что сумеет
Кто не сумеет, пожалеет.
Я на атасе постою.
Даю добро и «Мать твою».

От этих слов в народе всколыхнулось
Внутриутробное смятение.
Он аж замялся от волнения.
Потом как схватит, и бежать.

В мозгах народонаселения
Произошли большие изменения.
В них заповеди молодого коммуниста
Свалились в шейный позвонок.

Два полушария в комок объединились,
А по нему шальная мысль крутилась
С вопросами простыми: -
Что? Где? и Как? – украсть.

Старт отдан был как в эстафетном беге,
Где игроки хватают по бревну…
Вот только перед стартом жизнь
Поставила бегущих
На разные отрезки сложного пути.


Кто был поближе к благам, отвечал –
На пол последнего вопроса.
А кто подальше тот решал
Все три поставленных вопроса.

Кто пошустрей, умней, и понахальней,
Реформы начал с теплой крыши.
Стал каждый возводить свою.
Ремонтом собственной занялся,
И кучу новых приобрел.

Затем, чтоб не было замочки,
Под крышу стал добро тащить.
А, что в валюте, уносить
Подальше от завистливого ока…

После твоей, Борис, открытости простой
Хозяйство потеряло обороты.
Нам бы вернуть промышленный застой
И всё опять начать сначала».

Борис:

«Ты принц философ, как я посмотрю.
Давно ль ты уши полоскал?
Что ты за опус мне тут написчал?
Я вижу ты «отельсклерозом» болен.

Вопрос вам задан был конкретный.
Изволь извилину, напрячь.
Я не приучен повторять
Вам мизерновые вопросы».

Анатолий:

«Вопрос я помню ваш Борис.
На мизерновый он не тянет.
Нас экономика затянет,
Если к ней меры не принять.

Я не пойму, за что, Борис,
Ко мне вы так неравнодушны.
Я ведь всегда вам так послушен,
Так предан из любви своей.

Зачем меня вы обижаете напрасно.
Ведь я кругом вам правду говорил
А если я хоть раз вам изменил,
Пускай меня об этом спросят боги.

Вопрос Борис конечно не из легких.
И я держу прямой ответ.
Кабы не ваш святой завет,
Народу было б тяжелее.

Мне сообщают комитеты
Оптимистический прогноз-
Хозяйство падать подустало…
Амортизируя износ,-

Достигло нижнего предела
Большевиков крутого передела
Восьмой десяток лет назад.
Оно приляжет отдохнуть.
Нам бы его с тобою не спугнуть.
Законсервировать в стабильном состоянии…

А по фантам скажу - проделана работа,
Сравнимая, с христосовым трудом.
Расписан механизм, а в нём забота
О каждом «спиногрызике» твоём.

Фанты печатаны на фирменной бумаге,
Раскрашены, цветным карандашом.
На каждом нарисовано по Волге.
Так, что купаться можно голышом.

К раздаче приступили в регионах.
Уже есть первый результат.
Как утверждает самиздат –
Великая река - одна в России.
На всех не хватит, без колёс.

Нам шлют, хвалебны телеграммы.
Народ тебя боготворит.
Торгует с радостью Волгами,
И благодарность выразить спешит.
А иногда и сгоряча
Меняет на бутылку первача.
Так, что задача выполнена мною».

Борис:

«Меня ты Толь пожалуй, извини.
Я был не прав на личность наезжая.
Ты погоди пока не возрожая.
Придет пора тебе я бюст сооружу».

Анатолий:

«Борис, спасибо за награду.
Я очень рад, что извинил.
Но я тебе не сообщил
Про нашу внешнюю торговлю.


Я в ней чего-то не пойму.
Борис, ведь раньше по уму
Страна жила на сырьевые деньги.
А если мы извоз даём
Побольше, ихнего извоза
То почему же нет завоза
На наши собственно гроши?

Мне клерки, говорят мои: -
Нас надувают там свои.
Как только за границей побывают
То обо всём на свете забывают.
Родную мать готовы не узнать.
Ну и конечно, растерять.
Всё то, что создано народом.

Как пояснил я вам, Борис,
Доллары за поставки нам не светят.
На них давно наточены клыки.
А руки сунуть в пасти не моги,
Иначе «хрумкнут», не заметив.

А потому рассчитывать, что вырвем,
Нам не приходится совсем.
Они украли насовсем.
И с этим нужно согласиться.

Вот как с народом объясниться?
Чтоб понял он меня с тобой,
Чтоб не устроил в доме бой,
И не подрезал вас со мною
На случай крайнего пути

Здесь нужно отвлекающий нарыв
Создать на теле государства.
Потом послать всех на прорыв
Чтоб людям было чем заняться.

А этим временем успеть
Вокруг Москвы
Финансами поставить оборону.
Создать начальный капитал,
Чтоб никакой теперешний вассал
Нам бунт в столице не устроил»

«Силён мой друг, стратег любимый»-
Сказал с улыбкою Борис.
«Ты по глазам мои читаешь мысли,
И мне их выдаешь, как часть своих.

Мной сделан смелый ход.
Его исход, народу скоро станет важен.
Но больше, Принц, сказать я не могу.
И не тебе, и не врагу.
Хоть ты меня зарежь лопатой,
Я всё равно не расскажу».


Опрос общественного мнения.

Борис:

«Хотел бы я сейчас узнать,
А как в народе настроение?
Ведь скоро будет построение
Под новые гербы и знамена.

Скомор! Доложь за весь народ.
К чему желание питаешь,
Служить в администрации у короля мечтаешь,
Или отбросил эту безответственную блажь?

Ты лучше грусть свою замажь.
А на лицо навесь улыбку,
Чтобы опять не совершить ошибку,
Нам в политической игре.

Ведь на реформы смотрят люди.
Они нам деньги в долг дают.
А как приедут – не поймут…
Чего мы грустные такие.

Викто’р, в докладе отрази,
Чего ты к верстаку приходишь поздно
Ведь кроме как тебе,
Нам тусонуть колоду не возможно.

Скомор держал ответ по форме
Приняв на грудь сто двадцать грамм.
На власть он сильно осерчал.
И всё же начал с оправданья:

«Я вышел братцы, поутру.
Линолеум свиснули в углу.
Дошел до коридора, глядь,
В щите нет счётчиков опять.
Пришел к лифту. А там затор.
Короче – стырили мотор.

Тогда я вышел на троллейбус, к остановке.
Хотел увидеть дребезжание струн…
Но этот добрый, задушевный звук
Отныне слух мой не испортит…

Я взглядом обогнул всю остановку,
Пошарил по окрестным площадям,
Сорвался залпом на автодорогу...
Но некого позвать мне на подмогу
Развеять странный интерес.

Тогда нюхнул я что есть мочи:
Проверить «газову» среду.
Чего-то сразу не пойму –
Букет неполный в атмосфере.


Фенола что ли не хватает,
Иль с аммиаком не лады.
Быть может сероводорода
Случайно на завод не завезли.

И вдруг со вздохом облегчения
Сыграла побеждающая мысль:
Так это ж братцы коммунизм!
Его я первым замечаю.

Не зря линолеум убрали.
Наверно мрамор подвезут.
А если счётчики забрали,
То на халяву киловатты отдадут.

Моторы сняли не напрасно.
Тому есть несколько причин:

Во-первых - на спортивность намекают,
А во-вторых - электромобилям не хватает.
Быть может, скоро раздадут.
Причиной третьей, я считаю,
Коттеджи людям возведут.
И непременно раздадут
Земли кусочки на разживу.

Внезапно посетившая догадка
Должна, проверена быть мной.
И если я на свете не изгой
То почему людишек я не вижу?

Зайти мне нужно за закуской
В ближайший к дому гастроном.
Узнать, а как у нас со спросом,
Как с предложением сейчас?

Войдя в знакомый магазин,
Я взглядом оценил большое изменение:
На полках возлежал товар
Не ясного прямого назначения.

Узрел товаров кутерьму.
И стало ясно, скоро не помру.
Есть продавцы во всех отделах,
Нет покупателей совсем.

Я начал напрягать извилины пошире.
Стал вспоминать, какой сегодня день.
И сразу ёкнуло, что праздник это.
Конечно первое января.

Народ вчера нажрался до отвала,
Собрав деликатесы за весь год.
А поутру сегодня занемог.
Наверно скушал, что попало.

Схожу-ка лучше на базар
Там утром явно кто-то есть.
И если с предложением прогресс,
То он сегодня только здесь.

Людишек разных расспрошу.
Проверю версию свою.
Узнаю, в чем у нас прогресс.
К чему в народе интерес.

Я, постепенно ускоряя шаг,
Сменяя ноги как в галопе,
Бежал к базару, на излёте
Меня терзающих мыслей.

В процессе бега замечаю,
Что я в дороге не один.
Какой-то странный господин
Бежит с мотором за плечами.
Я в нем соседа узнаю-
Профессора энергетического вуза.
Он, сколько помню, жрёт от пуза-
Продукты переводит по утрам.

Собака!.. рожу прям воротит.
Ему я явно не к лицу.
Тебе бы знать бы подлицу,
Что коммунизм я примечаю.

Увидел странную толпу
За восемь кварталов до рынка.
Она на вроде моего ботинка
За угол закрутилась вся.

Бегу дружней. Работаю руками.
В неё врезаюсь налету…
Кругом взволновано смотрю.
Ах, ба! Знакомые все лица.

И тут меняю галоп
На шаг гусиный поневоле.
Какая дьявольская воля
С утра всех выстроила в ряд?

Прилавки созданы из прессы,
Уложены, на сморщенный асфальт.
Здесь каждый вынес, что попало.
Что где-то плохо полежало.
Теперь уж точно не лежит.

Здесь тётя Женя с дядей Вовой
Из дома вынесли палас.
А дядя Гриша со второго
Вполне рабочий унитаз.

Народ знакомый, не знакомый
Я вижу где-то прямо сник
Как будто с вечера субботник
И сразу на тебе воскресник
В своих домах произвели.

Я думаю народ российский
Быть может, директиву получил
Проверить как в стране со спросом
На очень личном барахле.

И вдруг, как дрыном по затылку,
Мне цвет знакомый в глаз попал
Его я где-то примечал
Когда лежал случайно в коридоре.

Кусок линолеума вижу на земле
И в аккурат как в нашем коридоре
Он к ней прижался, словно хитон
К влажной Айседоре…
Трудами классиков марксизма-ленинизма
От взглядов жаждущих прикрыт.

При нём, в толпе, я узнаю
Парторга с нашего завода.
Его мне сложно от народа
Сегодня почему-то отличить.

Стоит, меня не замечает,
О чём-то с бабкой говорит,
Наверняка проныра демократию ругает.
Или попов по матери крестит.

Тогда решаюсь я задать
Ему вопрос материальный:
«Дядь Вась! Почём ты продаёшь
Свой катехизис супер гениальный?»

И получаю, я ответ
Достойный нашего парторга:
«Товарищ я авторитет
Не ставлю на прилавок торга».

Я тут по случаю пришел
Народу сделать разъяснение,
На политический момент
По Марксу выдать объяснение.

Меня это конечно задевает,
Но и брехня его немного подкупает.
Я на него завистливо смотрю
И всё ж спокойно говорю:


Да что, ты Васька, заливаешь,
Почём линолеум пихаешь?
А кстати, ты наверно понимаешь,.
Что от властей «нужон» мандат.

И тут Василий завизжал
Подобно красному трибуну:
«Сегодня пятое число,
Народу надобно бабло
Для поддержания организмов.
А он полгода без зарплаты.
Какие вам нужны мандаты,
Когда бабла и хавки дома нет?»

От этих слов Василия – трибуна
Во мне произошёл обратный ход.
Вот это братцы вам компот!
Он коммунизмом и не пахнет.

Однако Васька продолжал: -
«А эта банда из Кремля,
Что в государстве у руля,
Народ надела, как наживку
И тащит всех к базару, к рынку,
Чужой стреляя капитал.

Народ деньгу к деньге «ложил»
И не от жира делая заклады.
А эти сволочи и гады
У стариков забрали вклады.
Теперь «лапшою» отдают.

А гегемон речами заманили.
Ввели в тупик, сняли штаны и совратили.
Рабочий класс работать не «хотит»
И торговать всем норовит.

Товарищ! Ты осознаёшь,
Своё сегодня положение?
По чуждому масонскому учению
Нас тащат в развитой капитализм!

Ведь безработица гуляет,
Ведь беспризорщина кругом.
Нам бы к Кремлю дойти пешком,
И там устроить голодовку».

От Васькиных речей по диетизму
В груди проснулася голодная кишка.
Нет, ты товарищ лучше без меня,
А я отсюда вдарю по вандалам.

На многое открыл глаза
Мне Васькин митинг прибазарный.
Его поступок ординарный
Имел ошеломляющий успех.

По небу солнышко катилось,
Уж очень кушать захотелось.
Решил я на базар сходить,
Голодную кишку легонько заморить.

В базар вошёл, как в врата рая.
Меня защекотал волнительный озноб.
И челюсть нижняя отпала.
Легла на мужественный зоб.

Глаза мои гуляли по прилавкам,
Влюблялись у торговцев на виду
И в бакалею, и в гастрономию,
И в рыбу, что закопана во льду.
Такого нынче разнотравья
Давно я видел, лишь в кино.
Вот это рынок! Повезло,
Что, наконец, у нас как в сказке!

По чьей учительской подсказке
Страна к экватору сползла.
Здесь есть банан, здесь ананас,
Здесь гастролирует Кавказ,
Турецкие толкая помидоры.

А по одёжке пляшут ножки,
Косу, сплетая на ходу.
Тут сразу сходу не пойму
Чего ещё народу нужно.

Вот от Карденов с Армани
Меня ты лучше не мани.
Я здесь прилягу, погоди,
Пока не кончится всё это.

Но после часа вдохновения
На мне кружилась голова.
Она устала от сплошного бдения
Когда в кармане не шиша.

Наскрёб я пару-тройку рваных,
Случайно выпавших в подкладку
Китайского исподнего белья.
Палитру предвкушая наслаждения-
Биг-мак купил на них заморский.

Ну и как малое дитя,
Куснул его побольше сразу.
Но что-то в пасти уместилось,
А что-то на сюртук скатилось.
Короче, не пожравши не хрена,
Я закусил губами стремена
И побежал в обратном направлении.

Дистанция огромного размера
Мной пройдена в кратчайший срок.
И я даю, вам, господа, зарок
Со мной такого больше не случиться.

Я буду первым игроком,
К столу пришедшем для раздачи.
И я желаю вам удачи
На вашем поприще святом».

Покорность Виктора смутила
На первый взгляд, как будто, короля.
И он сказал: - «Ну, будет милый.
Сегодня мне не до тебя.

Я знаю, Скоморох, что ты базарить любишь,
Дерьмом с трибуны торговать.
А здесь в ягнёночка играешь.
Будь добр дружище «тусовать».

Взлохмать любезный, как учили,
Раздай колоду с короля,
И если ты не стырил не рубля
О том в указе я отмечу.

А как раздашь…
Я попрошу:- «Молчи.
На картах разыграть стратегии задачи
Это не фунт изюма уплести».

Скомор раздал. Язык засунул в ухо.
Одной рукой зажал другое ухо.
Второй рукой сложил картишки
И промычал: - «Не дам сберкнижки.
Играю втёмную, друзья».

Виктора тёмные интрижки
У игроков не вызвали улыбки.
Борис задумчивый сидел.
Принц над проектами корпел.
Солдат в мундире дырочки вертел
Под будущие королевские награды.

На этот раз Скомор раздал
Вполне приемлемые карты.
Король сказал: - «Я не меняюсь господа,
Извольте делать свои мены».

Принц осмотрел картишки быстро,
Оценку сделал, что ловить.
Решил себе он запретить
Менять полученные карты.

А Пашка в новом назначении,
Хоть карта в общем хороша,
Решил возвыситься спеша
Над Скоморохом, изменяя имидж.

С размаху карты свои бросил,
У Скомороха взял его,
И всё бы было ничего,
Но этим вызвал Витькин хохот.

Ну наконец я киданул…
Хоть на солдате отыграюсь, -
Сказал Викто’р: - «Солдатик я не каюсь,
Ты сам того, желая получил.

А Пашка получил и чертыхнул: -
«Вот сволочь, Витька, маханул.
Ну погоди, тебе припомню
Я твой подлючий реверанс».

Борис сказал:

«Ну, хватит лизоблюды забавляться.
Все справили нужду при смене карт?
Ты Пашка прицепился как репей.
Толкую вам: - танцуют все!
Игра, друзья, без козырей!»

Король пикового туза бросает
И о Джохаре вспоминает: -
«До места он уже добрался,
И если в сеть шпионскую внедрился,
Нигде, никак не засветился,
То почему не объявился,
Не доложил, что снова на посту.

Вот только бы пакет не потерял
Задание партийное и шифры.
Ведь если он посеял эти цифры,
То я ему другие не пришлю.

Придётся поменять ему задание.
Лишить всех почестей, наград.
И если он врагами завербован,
То сам себе не будет рад».

Чечня

Джохар, тем временем поужинать присел
С дороги дальней отдыхая.
Жижиг галнаш с чуреком уплетая.
Чайком лепёшку запивая,
Айвовым джемом завершая перекус..

Пакет с заданием надёжно примостился
В его широком галифе.
Но он в штанах довольно долго бился,
А потому порядком износился
И потерял товарный вид.

Джохар привстал, взирая на домашних,
Тут были все: братья, сватья, сестра.
И на него смотрели как на бога,
Боясь спросить: - «Ну как твои дела?»

Вот старший брат поднял к Джохару очи,
Смотрел он молча на него.
Тот понял этот знак вопроса,
Предстал пред ним клюющим носом,
Как аксакал пред очагом.

Посланца взгляд усталый обнаружив,
Родня вся разбежалась по домам.
Джохар меж тем, ремень отбросив,
Достал пакет из галифе.

Его расправил об колено.
Ладонью выровнял почти мгновенно.
Открыл пакет, сорвав сургуч,
Для верности, тряхнув чуть-чуть,
Изящно вынул две бумажки.

Одна бумажка износилась,
В ней цифра с цифрой не сходилась,
Таблица умножения была
Шифрами для острастки названа.
Другая, на задание не катила.
Была похожа на обёртку мыла.
Красивая, в защитных вся цветах.
Расписана в английских языках.

Джохар содрал с бинокля лупу,
Зажал её в одном глазу.
Другим пытался рассекретить
Написанную ерунду.

Не зря «логизм» преподавали
На лётном поприще ему.
Кабы они сегодня знали
Над чем «мозгуется» ему.

Наверно изменили бы методу
Читать бумажки на английском языке.
Курсантам дали бы свободу,
А с ней свободные пути.

Джохар, не мудрствуя, лукаво,
Читая, путь сменил направо.
Как Рихард Зорге на японском языке
Он вдруг почувствовал логистику везде.

Расцвёл в улыбке, сознавая,
Что с тестом справился уже,
Упорно он столбцы читая,
Разгадку находил в английском словаре.

Партийное задание состояло
Из упрощенных лаконичных фраз.
Оно приветствие включало.
А далее звучало так:

«Тебе республику вверяю.
В ней власть ты должен захватить
И года три пошебушить,
К себе внимание привлекая.

Джохар! Ты должен отыграть,
Как я тебя тому учил.
И если я чего-то упустил,
То ты, досрочно, карты не швыряй,
Мои поступки повторяй.

Ну, вот и все твои задачи.
Тебе желаю я, удачи.
На том с приветом, твой Борис».


Джохар бумагу с шифрами сложил,
Под стельку сапога её он положил,
Конверт с письмом с краёв подъел,
И очень быстро засопел.

Проснулся рано, не спалось,
Пакет с заданием сунул в печку,
На рысака надел уздечку
И генеральское седло.

Подумал, крупно повезло.
Моё желание указано в задании.
Король российский не какое-то мурло.
В моём театре джокера сыграет.

Стремглав вскочив на рысака…
Решил с утра он физзарядку
С полезным делом совершить.
А потому коня в разведку
С сознанием дела снарядил.

Скакал по компасу.
В планшете отмечая
Пути движения строевых колонн.
Республику, как поле битвы размечая,
На наших и не наших, злых врагов.

Закончив рекогносцировку.
Коню тот час свернул головку.
Пырнул его ногами в пузо.
И конь как будто вновь без груза
Домчал до подворотни седока.
И прям у сакли сбросил ездока.

Джохар, в полётном деле асс,
По высоте, имея небольшой запас,
Он, катапульту не включая,
Спланировал, того не замечая,
И мягко приземлился на шасси.

Орла у сакли встретила толпа,
Восторженно вздыхая «Приземлился!
Аллаху слава! Снова не разбился.
Теперь так просто не умрет».

Джохар поклоном встретил аксакалов.

С улыбкой в саклю проводил

И очень вежливо спросил:

«Как поживаете вайнахи?»

 

Народ ему ответил тихо:

«Мы поживаем, в общем, ничего

И жили бы не хуже твоего,

Но ведь в Москве же перестройка.

 

Ты расскажи нам кратко генерал,

Что есть такое перестройка?

И если нам «Верховный» не соврал,

Зачем нужна нам ваша стройка?»

 

Джохар:

 

«Ну, это вы напрасно мужики.

Ведь перестройка – это рынок.

На рынке есть не только ловкачи,

Но и вполне конкретные ребята.

 

А к рынку многие из нас.

Имеют неплохое отношение.

И этим вызывают уважение

У тех, кто очень любит торговать.

 

Сегодня есть на рынке дефицит.

О том я по секрету сообщаю.

И отнестись серьёзно умоляю

К тому, что я сейчас вам подскажу.

 

Россия зимняя страна.

Попах из шкур овечьих не хватает.

И если кто ещё не знает –

У нас ягнят отменных завались.

 

Так вот послушайте друзья:

Имея шкурный интерес

Желаю я созвать конгресс,

Потенциальных представителей элиты.

 

Поэтому прошу вас господа

Седлать коней, и быстро по аулам.

А мы здесь гроши раскидаем по баулам,

Определим, кому в президиум попасть.

 

Да поспешите, время это деньги.

А промедленья рынок не простит

И непременно отомстит.

Так что конгресс сыграем мы в субботу.

 

 

Конгресс чеченского народа.

 

Суббота ко двору скатилась незаметно.

В дворец культуры съехался народ.

Джохар почувствовал себя вольготно.

Он же на этой свадьбе генерал.

 

Президиум собрал со знанием дела.

Не только тех, кто в шкурном деле преуспел.

А также –кто из банков выскочить успел,

Сорвав мешками миллионы.

 

Какой конгресс не звал интеллигента.

Он был конечно тут как тут.

И очень ждал того момента,

Когда его к трибуне позовут.

 

По рассуждать на политические темы

Почти без денег обожает демократ.

Ему пока не надобно наград.

У микрофона дайте засветиться.

 

Встреча началась как партсобрание.

Президиум на важном деле погорел.

Установить регламент не успел,

Как на трибуну влезли демократы.

 

 

Они трибуну охватили в два кольца

Живую очередь, создав за дефицитом,

Их микрофон притягивал магнитом

И не хотел с трибуны отпускать.

 

Вещали многие в одном ключе.

О шкурном деле позабыли.

Аудиторию истории учили,

Начав курс лекций с давних лет.

 

Все вспомнили кавказскую войну.

Как бились предки пять десятилетий,

Как покоряли их в те годы лихолетий,

Велели добровольно присягать.

 

Потом уроки сталинских репрессий

Всем залом стали обсуждать.

Когда зимой народ собрали вместе

И в степь послали «загорать».

 

Кто в чём стоял, в вагоне оказался,

Как скот закрытый на замок.

А если кто в дороге загибался,

Того на полустанках зарывали в снег.

 

Кто помоложе и здоровьем не обижен,

Тому конечно повезло.

Он на «курорте» отмерял чужое зло

В тринадцать долгих лет длиною.

 

Во всём винили коммунистов.

Хрущёва называли молодцом.

Он был духовным их отцом

Поскольку родину вернул своим указом.

 

Экскурс в историю надолго затянулся.

И все б на этом разошлись.

Но тут Джохар над микрофоном изогнулся

И речь свою он начал говорить:

 

«Покуда, мы джигиты вместе,

Должны решить вопрос на месте.

Что будем делать господа?

 

Россия нас два раза обувала

И, сколько помню, раздевала,

Забыв при этом приодеть.

Ну сколько можем мы терпеть

В Москве засевшую проказу?

И жить по чьёму – то указу,

Когда свои мозги растут.

 

Да вы же знаете друзья,

Как далеко республика скакнула.

А знаете, куда бы маханула,

Не будь пузатых коммунистов у руля.

 

Я давеча в разведке побывал

И очень многое узнал.

Конечно, есть в республике богатство,

Его с умом необходимо взять.

 

Когда возил я бомбу в самолёте,

Советские просторы охраняя,

Бывал я иногда в залёте

В ненаших государствах невзначай.

 

Так вот летая в стратосфере,

Когда вокруг хорошая погода,

Чужие изучал я города

Почти похожие на наши…

 

По нашему сказать: –

Они живут наверно в коммунизме.

И будь в России больше гуманизма

У нас бы было, как у них.

 

Я долго думал, как создать

В республике подобье коммунизма.

И я скажу без популизма: -

Её необходимо оторвать

От присосавшейся России.

 

И только в этом вижу смысл

Моих пред вами измышлений.

Да, я, друзья, почти что гений,

Вот только властью нынче обделён.

 

Вы подсобите, я воздам.

По саклям протяну трубопроводы.

В них закачаю от верблюдов молоко…

Краны из золота поставлю.

И этим удовольствие доставлю

Всем, кто меня к престолу подведёт.

 

Я на него вскачу, вот здесь, поверьте.

Хоть я и ростом невысок.

Но меня силён прыжок,

Когда вопрос о власти поднимают.

 

А как усядусь на престол,

Швейцарию в республике устрою.

Вонючие заводы по закрою,

Чтоб было легче нам дышать.

 

Начну туризм вначале развивать,

На этом деньги получать.

И вкладывать в развитие производства…

России крантики прикрою.

И перед вами я не скрою,

Что будут ей тогда кранты.

 

Ещё придёт ко мне просить

Туда - сюда продукты покачать.

А я скажу: - «А ну молчать!

По что свободы нас лишаешь?»

 

На том кончаю господа.

Хочу узнать я ваше мнение.

И если есть у вас сомнения,

Прошу с трибуны изложить.

 

Зал зашумел, проснувшись от рутины

Заслушивать историков с трибуны.

Оваций бурных не услышал генерал

И быстро от трибуны отбежал.

 

Нахлынула толпа желающих сказать.

У микрофона свои мысли показать,

На людях генерала поддержать,

Когда вопрос о золотых кранах решают.

 

Но были те, кто речь Джохара

Воспринял как простое баловство

Он ведь не знает ничего,

Полжизни прожил в гарнизоне…

 

Тут на трибуне появился

Невзрачный с виду мужичёк.

Как позже оказалось он внучёк

Какого-то из шейхов.

Кто всех внуков знает?

 

 

И он спокойно произнёс:

Джохар! Что ты здесь понанёс?

Быть может у тебя занос

На нервной почве приключился?

Иль ты в отключке находился,

Когда об отделении тут плёл.

 

Ты говоришь, в разведке побывал?

В республике богатство отыскал?

Так вот, скажу тебе я по секрету –

Об этом ты уж лучше помолчи.

Вначале ты вопрос немного изучи,

Потом вещай на всю округу.

 

Замечу я тебе как другу.

В республике своих ресурсов крайне мало.

И чтобы экономика сегодня не упала,

Её к российской соске нужно привязать.

 

И очень ласково сосать.

Никак, ничем не испугать.

Вести себя приличней, чем босяк,

Чтобы поток ресурсов не иссяк.

 

С тобой согласен я Джохар.

Россия нас не модно одевала.

По большей части раздевала.

Но ведь она и помогала.

Об этом нам не стоит забывать.

 

Россия нас с тобой учила

Не очень хорошо, но всё ж лечила.

А разве в том, что выселяла,

Народ российский виноват?

 

Подумай ты немного брат.

Россия погружается в трясину

Не гоже нам использовать причину,

Чтоб первыми срываться в никуда…

 

Какой джигит тебя учил

Бежать как заяц от огня

Ведь в общем доме есть друзья

И стоит ли орать им:«От винта!».

 

Идущим вместе помогает бог.

Все люди должны мирно жить.

Понять такое каждый неуч мог

Когда пытался клин в единство вбить.

 

Нам многое сегодня не хватает,

Когда мы знаем, как живут недавние враги...

И сколько ты об этом не тверди,

Поток проблем от болтовни не исчезает.

 

Работать надо. Созидать.

Поменьше кстати воровать.

Побольше, думать о народе…

Тогда бредовые идеи

Твою башку, не посетят.

 

Джохар! Вот ты тут много говорил,

Слегка Россию костерил

И этим может быть к престолу,

Не дай Аллах, ты подрулил.

 

Так вот ответь на нашем совещании:

«Ты знаешь нынче или нет?

Какие хлебные места народ чеченский не освоил.

Чтоб ты его туда устроил

Если он это сильно «захотит»?

 

А если сам ты этого не знаешь,

То ты конечно понимаешь,

Тебе вопросы наши не решить.

Поэтому не стоит гоношить

И рваться в те места

В которые, тебя не приглашают.

На том адью с трибуны ухожу»-

И разом отскочил от микрофона.

 

Вот на трибуне Зелимхан.

В вайнахской партии он хан.

Кроме него в ней три калеки,

И пара сотен молодцов.

 

С достоинством арабского вельможи,

И не кривя у микрофона рожи,

Он очень мягко произнёс: -

Джохар! Я до твоих мыслей дорос

Когда вчера словесный нёс понос

На сборище партийных демократов.

 

Случайно мысль твоя меня

Как демократа зацепила.

Она меня буквально поразила-

Нам Бог генералиссимуса дал!

 

Джигиты, я прошу.

Вас генерала поддержать.

В его стремлении к престолу…

Я думаю не многих нужно убеждать.

Что будем мы с Джохаром побеждать.

Его ведь этому всю жизнь учили.

 

А в том, что он сейчас нам говорил,

Под всем могу я подписаться.

Давно нам было нужно

От Москвы отмежеваться.

Кто, что бы, здесь с трибуны не вопил.

 

А если кто-то будет возмущаться,

Я думаю, что может оказаться

С гвардейцами моими нос к лицу.

И я не позавидую такому наглецу.

Пусть будет он крутейший из крутейших.

 

Чечня должна быть для чеченцев,

Об этом нужно сразу заявить.

А кто не хочет с нами жить.

Пусть валит. Мы задерживать не станем.

 

Я. Думаю, Чечня - чеченцам.

Конечно, больше подойдёт.

Чем всяким разным иноверцам,

Что тянут руки к нашему добру.

 

А по нему у нашей партии

Есть в аккурат, такое предложение: -

Поскольку из Москвы имеется решение

Приватизацию в стране произвести.

О ней в республике и речи не вести

Пока русскоязычные не съедут…

 

А мы им в этом деле подсобим,

Традиционное кавказское гостеприимство проявим.

Съезжать организованно поможем,

За их пожитки даже денежек дадим.

 

Ни для кого сегодня не секрет: -

Они по большей части на заводах пашут.

И при разделе собственности скажут:

Давайте нам побольше, пирога…

А мы им скажем,…не фига.

В России нынче пироги вкуснее.

 

Так вот сейчас я предлагаю

Немедленно решить вопрос о власти,

Чтоб сохранить нас от напасти

Иметь в своих рядах оппортунизм.

 

Принять в порядке срочном резолюцию.

Заделать в Грозном революцию.

Совет Верховный разогнать.

А нынешнего короля изгнать.

Как главного у нас ГКЧПиста.

 

Для этого своим я янычарам

Работы Ленина читал.

Вчера зачёты принимал

По тактике народного восстания.

Мы эту власть обложим по кольцу.

Издательство захватим. Телеграф.

 

Конечно сразу телецентр,

Лаская, в руки заберём.

Оружие по гарнизонам подберём..,

Если кто - где случайно потеряет.

 

Ну а в милиции у нас

Сплошные информаторы кругом.

И если их поманишь барышом,

Они сбегутся точно псы.

 

Так, что Джохарик ты не ссы.

С тобой, твой верный Зелимхан

А будешь ты у нас пахан,

Если я этого желаю.

 

Джохар вспотел под галифе.

Сказалась жаркая погода.

Скакать хотелось от народа.

Уж больно душно в мундире.

 

Но удержать решил в себе

Он эти древние инстинкты.

А потому сказал: «Я Зелимхан тебе

Конечно, очень доверяю.

И разом здесь же предлагаю

Принять нам резолюцию теперь».

 

Не долго рылся Зелимхан в бумагах.

Нашёл одну и быстро зачитал.

Воззванием к чеченскому народу

Своё он детище назвал.

 

В нём он начало опустил.

Сюжетную канву оставил,

Народ призвал: - Не думать спать,

Измором власть в отставку выгонять.

 

А чтоб послы заморских стран

Не разнесли нас за демократичности обман

Нам нужно выборы тот час осуществить

Но перед тем Джохара сильно раскрутить

И в кресло короля, с налёта вставить.

 

По ходу дел его подправить

Если уж больно велико…

 

Тогда в республику стечётся

Инвестиций чистоган.

Нам их пристроить, что стакан

С вином любимым обескровить.

Средства валютные разумненько освоить.

 

Джохар тут речь перехватил.

Он конгрессменов у трибуны похвалил

Улыбкой Зелимхана наградил.

И прошептал: - «В принцах тебе

Любезный находиться…»

Потом покорно извинился.

И выбежал из душного дворца.

 

Решение одних, улучшить жизнь за счёт других-

Народ на многолюдный митинг собирало.

В речах ораторов отчётливо звучало-

Решение "отдельных" отменить.

 

 Испытание властью.

 

Не много времени прошло.

По выходным народ устал протестовать...

Авантюристов всех мастей

Не очень то хотелось замечать.

 

А между тем, упрямый Зелимхан и янычары

Свободный люд желанным словом

Распределяли на отары.

И с гор на власть их направляли,

Пока они ту власть не разнесли.

 

Затем сподвижники решили

Свободы ореол создать.

Приверженцев демократических устоев

Перед народом разыграть.

 

Накатом в темпе как-бы выборы сваляли.

Законодательный запрет на них не выполняли.

Кандидатур от коммунистов не пускали.

Между собой итоги подвели.

Джохара в короли произвели.

 

А дальше было, как учили.

Борис Джохару подыграл указом.

И он, конечно не моргнув и глазом

Созвал толпу перед дворцом.

 

На людях был спектакль разыгран.

Джохар в заглавной роли выступал.

 

На роль вождя на митинге был выбран.

По злому року был на должность утверждён.

 

Всё сделал, как Борис учил.

И много нового внедрил.

На площади оружие раздал,

Чтобы народ от радости стрелял.

 

Оружие носить он разрешил

И срочно Пашке позвонил.

Как генерал спросил он генерала: -

«Почём на рынке автомат?»

 

А Пашка, словно хитрый кот,

Купаясь в рынке как в сметанке,

Сказал Джохару: - «Нужны танки.

Зачем тебе какой-то автомат?

 

Я эту мелочь тебе так оставлю.

За то, ты мне организуй отправку

На запад керосиновый маршрут.

Тебя за это сильно полюблю

И танки на халяву, уступлю.

 

Ты мне по факсу сбрось контракт.

Я попишу и запульну в твой адрес…

Но ты не афишируй наш контракт

И не вступай со мной в другие связи.

Ну а оружие ты можешь забирать.

У нас в России этого как грязи.

 

Джохар организованно прибрал

Всё то, что ему Пашка подсказал.

С дотошностью достойной уважения

В амбарной книге он оружие записал.

И чтоб коллегу не обидеть ненароком,

На него сбросил бартерный контракт.

 

Потом сподвижников собрал

И всех министрами назвал.

Издал указ: создать парламент,

Эмблему, флаг - на нём орнамент.

 

И чтобы след оставить в этой жизни

Джохар решил историю немного дописать.

Борис с друзьями оторвал Россию,

А почему б ему Чечню не оторвать.

 

Желающие что-то оторвать

Собрались на очередное совещание.

Они решили по живому разорвать

Республику на малые субъекты.

 

И это им прекрасно удалось.

Те, кто желал иметь златые краны,

За всех свершил чужие планы.

А на народ им было наплевать…

 

Вождя Джохара вождь учил

И это он в конспекте отразил.

Что революция должна иметь защиту

От внешних, внутренних врагов.

  

Поэтому, - чего умел, чему учили,

То это он и начал создавать.

И если его в детстве мало били,

Он в этом сам конечно виноват.

 

Россия ему нефть качала,

А он продуктами от нефти торговал.

Милицию в чужие тряпки одевал

И строил армию сначала.

 

Летал туда, куда хотел.

И если он чего-то не имел,

Послов по миру посылал

И это сразу доставал.

 

Любил он на досуге почитать

Историю российских войн.

Над крышами домов для смеха полетать.

Ведь он того, как вождь достоин.

 

Закономерность он открыл,

Отечественных войн начало изучая.

Там царь врага вначале заманил,

Потом народ с вилами натравил,

Так создал партизанское движение.

И с помощью такого же движения,

Хоть и тиран войны начало провалил

Народ фашиста победил…

 

Джохар открытие в тетрадке помечал,

Что и вайнахи в прошлом веке

Любили совершать набег-отход.

Это врагу, конечно, затруднит поход

Если он это сдуру, пожелает.

 

Пришедший к власти генерал

Народ российскою угрозою стращал.

Преступников из тюрем выпускал,

При этом часто повторял: -

«Если она захочет силой волю отобрать,

Я ей устрою наш священный газават»

 

Культурная политика Джохара и компании

У части населения вызывала понимание.

Иной народ, собрав пожитки,

Стал в массовом порядке отъезжать.

Другой народ прельщенный дармовой ценою,

Недвижимость схватился рьяно покупать.

 

Тому, кто сроду не умел

Ни торговать, ни воровать.

Пришлось значительно сложнее

Ему вдруг стало денег не хватать,

Чтоб содержать своё семейство.

 

Россия пребывала это время в шоке.

В него вогнал его известный терапевт.

Он прописал больной такую терапию,

Какую, ему запад навязал.

 

В стране случилась сразу напряженка.

Деньжат не стало вдруг хватать.

Казна пустела как дырявая кошелка,

И расползалась как у Трифона кафтан.

 

Поток казенных денег растекался по друзьям.

А если деньги оставляли на потом,

То их бюджетный люд ловил открытым ртом,

Но очень мало, что в него влетало.

Ну а Чечню вообще почти не поступало

Российских новых денег ни гроша.

 

Джохар это блокадой называл,

Сподвижников печатать деньги призывал,

Просил народ немного потерпеть

И на подножный корм отныне пересесть.

 

И в благодарность за народопонимание,

К нему он обратил своё внимание.

Раздал всем жителям Чечни –

Не к автомату лишний магазин,

Талоны вместо масла на бензин.

 

Парламент созданный как пламя на пожаре,

Пытался обсудить нависшие проблемы.

За них хватался он в шальном угаре

И бурно разрешал предложенные темы.

 

В горячих спорах проходили дни,

А заседания тянулись вечность.

В идеи упирались депутаты, точно в пни.

До мордобоя дело доходило.

 

За нравственность боролись с исступлением.

В гинекологию, как в мёд ныряли.

Изгнать врачей мужчин с той области решали.

Проктологов мужчин вниманьем обошли.

 

Искоренить преступность предлагали

Суданские законы применив.

Там шариатские суды решали

Чтоб приговор был строг и справедлив.

 

В безденежье республика жила.

И не зависимо то воли депутатов

К развалу медленно плыла.

Суверенитет районы объявляли.

 

Народу кости иногда бросали,

Не существующие стажи начисляли.

По ним упрямо пенсии считали,

Раздачу денег оставляли на потом.

 

И прибывали в благоденствии святом.

За то, что справились с задачей.

Закон о счастье на бумаге записали

И о себе никак не забывали…

 

Импровизация на тему «колоброства»

Джохару явно удалась.

Но это вызывало беспокойство

В ближайшем окружении Короля.

 

На злобу власти оппозиция росла.

Бессрочный митинг проводила.

На референдум намекала…

Хотела взять его измором,

С престола проводить с позором…

 

Но видно сильно ошибалась

Его намного легче было к власти подпустить

Чем просто так измором завалить.

 

Джохар обнял конечностями трон.

За власть держался как Наполеон.

Уже в то время у себя на службе

Имел бойцов на танках с батальон.

 

Бойцы публично клятву принимали.

Для верности перед собой Коран держали.

Клялись, что жизни отдадут,

Если Чечне враги свободу не дадут.

 

Парламент после длительных дебатов

Решился референдум провести

На тему – статуса Чечни

И роли в ней Джохара – государя.

 

Узнать решили мнение народа

Так нужен ли народу королевский трон,

Или пока хорошая погода

И не дождливый вроде бы сезон,

Его на Север двинуть было бы резон.

Троны ведь нынче по России в моде.

 

Комиссию создали, бюллетени,

И в списки голосующих внесли.

День проведения задолго объявляли

И документы в мэрию свезли.

Охрану, как положено, наняли.

День референдума всем миром ждали…

 

Джохар за год своей рулёвки

Своей политикой захарил всех.

И референдум обречён был на успех.

Но этому не суждено было случиться…

 

Король отдал приказ – «на фас».

И накануне выборного дня

По мэрии шарахнули из пушки…

Из пулемёта постреляли.

Документацию по референдуму изъяли.

Так всё закончилось ничем.

 

А оппозиции бессрочный митинг

Джохар с утра пораньше расстрелял.

Парламент в одночасье разогнал.

Среди советчиков, повысил рейтинг.

Затеял заварить, как острую аджику,

С ослабленной Москвой сложнейшую интригу.

 

О своих действиях депешу написал.

В ней всё подробно описал.

И в заключении начертал:

«Учись Борис с народом обходиться,

За демократию с врагами биться.

Тебе мой опыт может пригодиться.

А если нужно ты меня зови.

 

Теперь, мой друг, могу я с радостью сказать:

Над всей Чечнёй безоблачное небо.

И тучами его не замарать».

 

Придал депеше форму донесения.

Зашифровал её он в миг.

В эфир отбарабанил как лезгинку.

Больших талантов в этом деле он достиг.

 

Она взметнулась ввысь и полетела,

Выписывая в небе кренделя.

От радости. Что вдруг свободу получила,

Расковано себя вела.

А потому запеленгована была

Секретной службой короля.

 

Дешифратор обработал её быстро.

Плыла депеша дальше по уставу.

Занесена была на стол министру.

И на «отлёжку» под сукно легла.

 

Продолжение игры в КПСС

 

Борис в кремлёвской суете

Слегка забыл наверно о Чечне.

По кадрам он решал задачи,

Колоду карт, раскинув в голове.

 

Учил он принца кадровой игре: -

«На все доходные, приличные места

Должны, поставлены быть наши люди.

Чтобы реформы не тянулись как глиста

А завершились в этой пятилетке.

 

Игра в КПСС на интерес

Имеет чудные моменты.

Страна как карты развалилась на сегменты.

И в каждом свой, имеется пахан.

 

Игрок мечтает ухватить

Кусочек пищи с королевского стола,

Если имеет на руках туза

Ему это прекрасно удаётся…

 

Борис удачно приковал министров

Своей блестящей карточной игрой.

Он им устроил настоящий бой.

В той безкорзырно-взяточной игре.

 

Они сидели, надувая щёки.

Борис в ней сам себя переиграл.

Он взяток игрокам почти не оставлял.

И этим был доволен очень.

 

Игру свершили очень быстро

И снова все остались при своих.

Верхушка взятки хапнула так шустро

Разве сумеешь вырвать у таких.

 

Низы остались снова ни причём.

Скомор с Солдатом грустно улыбались.

Принц с Королём довольно ухмылялись,

Подбадривая дружно игроков.

 

Оценка политической ситуации

 

Одна беда тревожила Бориса,

Что коммунисты смуту затевают,

Народ на забастовки подбивают,

Копают сволочи подкоп под короля.

 

Борис:

 

«А тут ещё вице-король-

Не благодарная скотина.

Его во власть я взял из пододна,

Мою он доброту не помнит ни хрена,

На людях задаёт про мафию вопросы.

 

С собой таскает компромата чемодан.

С трибуны речи непристойные заводит.

И этим меня так изводит,

Кричит про государственный обман.

 

А думу оседлал Руслан.

Со мной он был когда-то в деле.

У коммунистов был на танковом прицеле

У демократов он второй после меня.

 

Одно меня сейчас тревожит:

С Кавказа он,–а это может

К засилию Кавказа привести,

И к сталинизму государство подвести.

 

К тому же он земляк Джохара.

А это мне сегодня ни к чему.

И ждёт меня народа кара

Если его с поста не уберу.

 

Короче, я боюсь его…

Уж больно образованный попался.

Он в демократию совсем не наигрался,

В науках он всю жизнь копался,

Теперь до власти докопался,

И может докопаться до меня.

 

А это извините…это зря!

Так просто я не сдамся басурманам.

Мой предок был казацким атаманом.

В военном деле я ему не уступлю.

 

К тому же Пашка у меня в строю.

Ему задание сейчас же сотворю,

В таманскую дивизию свожу,

Пусть щей солдатских похлебает…

 

Сейчас об армии спрошу.

А ну-ка Пашка отвечай,

Что сделал ты в военном деле?

Куда военную реформу завернул?

Ты офицерам их довольствие вернул,

Иль всё это у Толика проверить?»

  

Павел:

 

«Да что ты…Скажешь тож…Борис.

Конечно, всё я им отдал.

Жильё для них, что Коль построил,

Я тоже им всё передал.

 

Но я ж не виноват, что армия большая.

Что генералов у нас пруд пруди.

На всю их близкую родню, как не крути,

Российских благ навряд ли хватит.

 

Борис, их нужно срочно сокращать.

И офицеров в темпе увольнять.

Оружие из рук повырывать,

А то они забаламутят. Кто их знает?

 

Я предлагаю нам Борис

Туману в этом деле напустить.

Сказать, что на контрактную основу

Всех будут скоро срочно выводить.

 

Ну, а пока, сказать служивым людям:

Проблемы эти не решить нам впопыхах.

У нас враги отныне все в друзьях…

Подумать дайте вы Борису-господину

И он вам сочинит военную доктрину.

 

Нам запад под неё валюту даст.

А министерство непременно

Что-нибудь раздаст.

Тому, кто прям сейчас, уволиться желает…

 

Жильё построит в южных городах.

Поможет вывести семью из гарнизона.

И всех устроит, не оставит на бобах

У нас ведь государство, а не зона».

 

Борис:

 

«Ты, Паша, аккуратней выражайся.

Доклад вначале на бумаге запиши.

И если быстро сам прочесть не сможешь.

Пресс-секретарю ты это поручи.

  

Но чтобы больше, я не слышал

Как государство ты и зону уровнял.

И на совете обороны докладая,

В мыслях такие глупости держал.

 

Я бьюсь всю жизнь супротив сталинизма.

За демократию, я исстрадался весь.

А сколько раз меня враги топить-недотопили

И с самолётом сбрасывали вниз.

 

Теперь ты видишь –я, вот здесь –

На этом троне восседаю.

И, как и прежде за народ страдаю.

И снова с привилегиями бьюсь.

 

Ты, Пашка, объясни, нам либералам,

За что тебя так любят журналисты?

Они как купленные коммунисты,

Тебе бесплатную рекламу создают.

 

Твердят, что ты Павлуша – Мерседес.

Что у тебя в гареме цельных восемь стюардесс.

А если ты чего-нибудь захочешь,

То из Германии тебе всё привезут.

 

Ты Паша славой хоть, делился бы начальством.

Забыл, кто был там главный дирижер.

И если б я с оркестром армию не вывел,

То это был бы наш с тобой позор.

 

Она б вся в НАТО мигом ускакала.

С такой «житухи», что ты ей создал.

Ну, вот скажи: Что.., я не угадал?

Ведь это Павлик очень аморально…»

 

Павел:

 

«Ну, нет, Борис!

Скажу тебе я фигурально

За что боролись! Твою мать!

Где Мерседесы мне иначе взять?

Как не сейчас, воспользовавшись моментом,

(Когда вы с Колем так близки),

Мне вывести совместно с инструментом

Вполне пригодный их металлолом.

 

Король, я думаю…

Что нам с тобою не к лицу

Между собой протаптывать враждебную тропу.

Я слышал, вы от государства ссуду получили,

И «БМВ» по ценам «Москвича» купили…

Народу вы скажите без вранья,

Она у вас не с мусорки с нуля?

 

Ох, как я рад, что в этом мы едины,

Что любим мы немецкие машины.

Умеют же создать особый колорит,

Что вызывает офигенный аппетит».

 

Борис:

 

«Ты Паш, почто меня за быдло принимаешь.

Неужто, я, Король, на мусорки хожу?

Ты, что козёл себе воображаешь?

В своём уме ль ты, что-то не пойму?»

 

Мысль об отставке Пашку жахнула картечью.

Мурашки добежали с ног, почти, что до спины:

«Ах, не сносить мне дурню головы

Если не залижу Борису рану».

 

С сознанием дела принялся лизать

И между делом причитать:

«Я вашу тачку пригоню из-за границы

По воздуху, минуя блок-посты.

 

Так, что любимый, батя, не грусти.

Ну, пожалей меня. Имею слабость.

Оставь на службе, я тебя молю…

Не всё я продал. Кое-что осталось.

Контракты есть, а денег нет.

 

А ели в этом есть вина, то искуплю.

Твоёму зятю всё об этом доложу.

Финансовый отчёт к обеду я представлю.

Налоги государству заплачу.

 

Политучёбу в гарнизонах проведу.

К утру пол-армии на волю отпущу.

А министерство резко сокращу.

Короче, ну прости меня засранца.

 

Ведь я полжизни у окопов проводил.

И сильно родине служил…

А тут соблазн увидел у германца.

И черт меня попутал. Леший с ним».

 

Борис:

 

«Скажи спасибо, что я в настроении.

Сегодня с утренней зари.

Да и на картах, как назло везение.

Аж мне противно самому.

 

Я рад признанию твоему

Что ты засранец. Это так к лицу.

Ну а пока, пойди подмойся.

Не гоже в сраме прибывать.

И ныне короля не бойся.

Служи… На срам мне наплевать!

 

Толямчик, как считаешь, Пашку,

Я правильно при деле сохранил?

Мне кажется, что он ни чё служил.

Хоть он и прям на людях в размышлениях.

 

Это меня к нему располагает.

А где-то даже как-то подкупает.

Черты характера такие сохранил.

И доброту души в себе он не убил».

 

Анатолий:

 

«Ваше высочество!

Я очень рад, что вы в шикарном настроении.

Какое бы от вас не поступило извещение,

России в этом явно повезёт.

 

Я думаю пока у вас такое настроение.

Нам нужно записать к народу обращение.

И если он о власти будет забывать,

Ему о ней по радио вещать.

 

А на счёт Пашки, я вам так скажу:

Какое вы не приняли б решение,

Его я мигом поддержу.

Поскольку предан он.

И на него можно поставить

Нам в нашей карточной игре…

 

Ведь скоро осень наступает.

Народ сейчас на сборе урожая.

И власть свою пока не замечает.

Ну, а когда его он соберёт,

То, несомненно, вмиг на нас попрёт.

 

А мы ему – вот Пашка - обормот.

Вся от него разруха в государстве.

Не наш он, не российский патриот.

Простой солдат он в нашем королевстве.

 

Его посадим на танкетку,

Дадим бригаду молодцов.

Пусть погоняет по Москве людишек-удальцов

И нашу власть с тобою защищает».

 

Борис:

 

«Согласен, хорошо сказал.

Теперь скажи: «Когда подъём начнёшь?

Народ ведь стонет,

Как ты не поймёшь?

 

Ну, сколько я могу на людях,

О внутреннем подъёме говорить.

Рукой на небе графики чертить.

Народ ведь скоро на меня залает.

 

А я тогда уж гавкну на тебя.

Ну, это будет мой последний гавк.

И ты не только не получишь ГЛАВК,

Но и пособие на бедность не получишь.

 

Ответь мне вкратце: Как дела?

Приватизацию закончишь скоро?

Деноминацию придумал как провесть?

А интеграция в Европу, когда будет?»

 

Анатолий:

 

«Приватизацию почти я завершил.

Уже раздал и продал всё хозяйство.

Осталось кое-что ещё продать,

Но будет денег не хватать.

Нужны от запада вливания.

А их не просто заманить…

 

Гарантии им нужно предложить.

Рекламную компанию создать.

Большую книгу о реформах написать,

Чем я сейчас с друзьями занимаюсь…

 

И может скоро, я её издам.

Но вам, как Королю её я не продам,

С автографом писательским отдам.

 

Деноминацию мы скоро проведём.

Есть все на это предпосылки.

Хоть и реальный сектор на боку лежит,

(На это есть, конечно, объективные причины.)

 

Зато инфляция нам сильно не грозит.

Как мы сказали, так и будет! Мы мужчины!

Валютные резервы у нас есть.

И рубль металлом скоро будет цвесть.

 

Народу скоро будет, что поесть,

Ну а пока придётся без зарплаты

Ещё полгода попыхтеть.

 

Про интеграцию в Европу я вам так скажу:

В неё мы влезли, хоть и нас не ждали.

И всякие препоны создавали

На этом светлом, радужном пути.

О чём мы с вами и с народом так мечтали,

Все ночи на пролёт не спали,

Тому случиться было суждено…

 

В Совет Европы нас приняли.

И в клуб Парижский записали,

И в долг деньжат нам обещали,

Если долги забытые им отдадим.

 

Ну, а чего всё стоило нам с вами?

Какой проделан путь, от самых, от низов?

Права мы человека как подняли

До самых, до несбыточных высот.

 

Законы мы у них попереняли.

Патологических убийц мы казним.

А если бы так коммунисты поступали,

Постройка коммунизма удалась бы им.

 

Есть первые прикидки на вступление

В их деловой военно-стратегический альянс.

Но мы ведь не играем в их пасьянс,

Игра в КПСС нас забавляет.

 

Они Москву и Питер может быть, приняли,

А всем колхозом вряд ли захотят.

И если в кулуарах обещали,

То врут, и держат за слепых котят.

 

Вот так король у нас дела.

Они на первый взгляд не очень хороши.

И может быть, как сажа и бела…

А на второй, не так уж и плохи,

Подъём я вижу в близком отдалении».

 

Борис:

 

«Ну, хорошо. Люблю тебя послушать.

Уж больно складно говоришь.

В России могут ведь, растить таланты.

И в этом им не как не запретишь.

 

А что, Скоморчик, ты молчишь?

Оваций, почему не слышу?

Доклад ты Анатолия не слышал?

Или уж слышать не «хотишь»?

 

Ну, понял ты, чего тебе толкуем?

Какие перспективы для тебя рисуем?

Мы коммунизм уже наверно не построим.

С капитализма будем стройку начинать.

  

Желаю я дружище у тебя узнать:

К капитализму злости не питаешь?

К богатым людям уважение имеешь?

Или тебе на это начихать?»

  

Виктор:

 

«Я отношусь, друзья к капитализму

С приобретённым чуством эротизма.

Я гол, как сокол господа,

И в этом вся моя беда…

 

К раздаче я со своей миской не успел.

Быть может не в ту очередь, я встать, успел.

Не вовремя наверно побежал.

Когда бежали многие, я в это время спал.

И потому я от других отстал.

 

Служил не там, учился не тому.

Скорее я ленился, или струсил.

Теперь уж без бутылки не пойму.

Друзей я нужных не искал,

И в этом тоже опоздал…

 

Да и вообще я беженец,

И я переселенец…

Я вырван из привычной колеи.

И хоть уж далеко и не младенец

На новом месте вынужден, искать пути свои.

 

К богатым людям уважение питаю,

Но я не много «уважаемых» сегодня замечаю.

Которые, своим трудом, своим талантом,

Рискуя собственным здоровьем,

Преграды расшибали бы умом.

А кое-где и своим лбом,

Не направляя в пекло лбы чужие.

 

Бывает, замечаю я людей,

Которые, богатство, вырвали мгновенно.

Мне не за что их уважать,

Как умненьких чертей…

Они украли у народа, пользуясь моментом,

При полном попустительстве властей.

 

Они - чиновники сегодня на местах,

Окутав связями свой пост, как паутиной,

Как киллеры – шпионы в коллективах,

Бросают втихоря в карман свой, не в иной,

Добытые друзьями – пауками миллионы.

 

А что осталось после дойки этой,

Заполнив договор почти что типовой,

И цену объяснив народной беднотой,

Себе с друзьями по дешёвке продают

Всё то, что создано народа поколением.

 

Но мне на это, в общем, то, чихать.

Мне дай бы бог чего-нибудь сейчас пожрать.

Колбаски откусить иль «бутыльброду».

Иль на худой конец «Хоть-дога» что ли слопать,

И «Спрайтом» это всё запить».

 

Смута

 

Борис сказал: «Запьёшь родимый!

Если позиции свои удержим мы…

На нас щас буря гнева наступает.

И коммунисты с нею впереди.

 

А дума. Как назло, -

Народу конституцию читает.

И чувства нежные к нему, -

В себе вдруг замечает.

 

Ему отдаться хочет на словах,

И порнографию устроить средь зевак.

Ко мне содержит злобу в головах

При явно отмороженных глазах…

 

Засели в Белом доме крокодилы.

Вице – король у них стал королём.

Ведут себя как сущие бациллы.

Уже два дня никак их не уймём.

 

Я им устроил информационный голод.

И свет, и воду я им отключил.

Я им создал ну прямо – таки холод.

И телефоны, я им тоже отрубил.

 

Они от власти баррикады создают.

А если время упустить,

Они и ров вокруг отроют…

И много подлого успеют натворить,

Если Останкино случайно отвоюют.

  

Так что, не знаю, как мне быть?

Как поступить с народом этим?

Быть может надо бы его побить?

Но демократии устои мне мешают.

Они в моей душе большое место занимают,

И ими я пропитан до ушей…

 

Скажи мне, Павлик, как нам быть?

Как по иному нам с народом говорить?

Его, возможно, нужно сильно попугать.

Для этого, им ультиматум,

Для острастки, дать».

 

Павел:

 

«Давай Борис дадим им ультиматум.

За это время силы подберём.

С телеэкрана мы обложим их,

Многодюймовым матом

Затем ещё немного подождём…

 

За это время, я сгоняю в кабинет.

Там под сукном лежит бумага на отлёжке.

Её храню как партбилет.

На случай вражеской бомбёжки.

 

Её я быстро принесу.

Ты и зевнуть, нормально не успеешь.

И если даже и успеешь,

То опосля, как я её зачту».

 

Сказав такое, Королю,

Наш Пашка растворился в кабинете.

Одной ногой, он вроде как бы вышел…

Другой ногой, как будто вновь вошёл.

 

Перед собой Борис вдруг Павлика увидел.

Уже с открытым при докладе ртом.

И тот ему читал о чём-то,

О ком-то долго говорил…

 

Но многое Король расслышать не успел

Поскольку очень тихонько храпел…

Услышал он одну лишь фразу:

«Наш случай в донесении описан

Твоим учеником Джохаром – демократом.

И он советует – долбить заразу.

Поймать и кучей расстрелять…

Ну, а Парламент разогнать.

Всех нелояльных попересажать.

Пусть в «Тишине» подумают о жизни.

 

Услышав после долгих размышлений

Уже готовое решение,

Борис без всяких объяснений

Спросонья напустился на Павла:

«Ну, где ты сучий потрах, - раньше находился?

Я здесь по другу прямо изводился,

Когда от друга не было вестей…

 

Ходил я сам не свой.

И день, и ночь в кручине.

Не знал, какая может быть причина

(Или какой внезапный бой)

Меня любимчика лишила,

Когда Джохарчик вот он мой…

 

Какую мне бумагу написал.

В ней всё подробно описал.

Ах, кабы у меня он на посту стоял,

ГКЧП бы не было второго.

 

Учись, ты, Паш, у старших поколений,

Передового опыта узреть.

Пока они живут, и без сомнений,

В руках тебе помогут дело заиметь…

 

Джохар ведь тоже раньше не любил

Бумаги составлять и донесения.

Когда я рапорт у него просил,

Украдкой он показывал мне дулю…

 

Теперь ему бумагу написать,

Легко…, как из говна слепить к нагану пулю.

Потом в наган без гильзы зарядить,

Меж глаз её врагу всадить,

Когда других боеприпасов нету.

 

Вот так служили люди в наше время.

Со службы не сбегали в казино.

Они работу не считали за пустое бремя.

И важные бумаги не толкали под сукно.

 

Так вот, ответь мне Пашка:

Почто ты рапорт раньше не принёс?

Ты точно шелудивый пёс,

Мне только вот сейчас об этом докладаешь?»

 

Павел:

 

«Борис, простите вы меня!

Как лучше я хотел с бумагой поступить.

И раньше времени о ней вам не вопить.

Держал её я на контроле…

 

Четыре месяца она не пролежала

На моём письменном столе.

Разведка её долго проверяла

По всем источникам известным мне.

 

А потому я был об этом с вами тих…

Ведь вы же знаете – я весь в реформах.

И сплю, и вижу себя в них…

И почему-то в маршальских погонах.

 

Я в них частенько замечаю вас.

Как трудитесь вы за своим столом,

Заваленным бумагами, повыше этажерки.

А потому не мог я допустить облом,

Подсунув вам бумажку без проверки».

 

Борис:

 

«Ну что…ж. Я понял. Молодец!

Доходчиво мне ты всё объяснил.

А, кстати, сам ты уяснил,

Чему тебя со мной Джохар учил?

Как поступать нам в этой обстановке?

 

Так, что дружище время даром не теряй,

Дружину срочно собирай.

На гидру коммунизма наступай!

А если будет сильно упираться,

То ты её из танка расстреляй.

 

Но чтобы к вечеру в столице было тихо.

Да ты не бойся ничего, валяй.

Веди себя ты наконец-то, лихо…

А если всё исполнишь, как учили,

Погоны маршала в бутике покупай.

 

Я буду к ночи из Барвихи в Кремль

На третью смену сильно торопиться.

И всё же постараюсь умудриться

Проверить, всё ли ты после себя убрал.

 

И если ты все трупы подобрал,

Помыл асфальт и стены постирал,

Красно-коричневую гидру «изогнал»,

То я тебя под утро расцелую».

 

С приказом Пашка отбыл в воиска.

Пригнал в Москву громадную дружину.

И вокруг вражеского дома, как пружину…

Её он вытянул, - построив цепь.

 

 

Засевшим во дворце был отдан ультиматум.

И срок прошёл, а результата нет.

Парламентёры обменялись добрым матом.

Из танка принялись шарахать по врагу.

 

И штурм начался белого дворца

В нём что-то быстро загорелось…

Элитные, войска с торца

Взялись за дурно пахнущее дело.

 

Всё это в добром настроении,

Ловя в себе неудержимый кайф,

Телеведущая известнейшей компании

О ходе межроссийской бойни

С соседней крыши сообщала нам.

 

Вещали на весь мир

Как демократы хоронят красную чуму.

От власти отгоняю коммунистов

И с ними криминальную братву.

 

Позор российского народа

Крутили миру много раз.

Как популярнейшее шоу,

И вновь, и вновь показывая нас.

 

Друг друга убивают люди.

И сразу не понять: За что?

За чьё богатство и за чьё добро?

Здесь просто власть не поделило вороньё…

 

Одни её не собирались отдавать,

Реальной силы не имея.

Другие под себя решили всё подмять,

Закон конституционный попирая.

 

Сейчас не те и не другие

Совсем, как будто ни причём.

Ни кто из них не выстрелил ни разу.

Политики они, и цены знают: Кто? Почём?

 

В исходе боя не было сомнений.

Войска были сильны как никогда.

Приказ получен, нет других решений

Тогда извольте, получайте господа…

 

Они, воюя, внешне без усилий,

С задачей справились, как их тому учили.

Бригаду заговорщиков схватили.

И в тишину матросскую свезли.

 

По всем каналам СМИ во время заварухи

Интеллигенция народу вешала на «ухи»,

Что гадов надо изловить и раздавить,

Чтобы реформу власти сохранить.

 

Другая жизнь наступит тогда скоро.

Всё будет. Но не будет голодухи.

Будет король. Он не обидит даже мухи

Когда всю власть ему мы отдадим…

 

Ура! Одержана победа.

Устои демократии целы.

Реформы вроде спасены.

Вот только жить народу стало тяжелее…

 

С победой поздравляли короля

Его ближайшие друзья.

Ему звонили, слали телеграммы,

Все дружно пели дифирамбы…

  

Безрадостная весть

 

Джохар прислал хвалебное письмо.

В нём короля поздравил он легко.

Как на врага накинул тяжкое ярмо.

И подтвердил желание –

Гулять по рынку вместе.

 

Борис прочёл внимательно письмо.

В нём понял для себя одно.

Ели Джохар меня так хвалит горячо,

То не иначе денежек попросит. Что ж ещё?

 

Джохар однако, денег не просил.

Устал он клянчить, как занудное дитя

Открытым текстом он поздравил Короля

Желая показать, на равных мы отныне.

 

Разведка до Бориса доносила,

Что беспредел гуляет по Чечне

«Калашников» с «Макаром», вот где сила

Бандитам остальное,… до звезды.

 

У них в количественном плане, нет нужды

Приучены решать свои проблемы сами

Им власти вовсе не нужны

Не то, что нам, друзья,

Конечно с вами…

 

Джохар в республике реальной власти не имел.

Районы выживали сами по себе

Он власть установить настойчиво хотел, -

Назло народу и своей судьбе.

 

Но без войны, он это сделать не умел.

Ему нужна была победа, хоть какая.

Устал народ ждать сбора урожая

Скисал заваренный на митингах бульон.

 

А потому Джохар, гонял мобильный батальон

Крушить заставы и позиции

Своей верховной власти - оппозиции,

Которая росла день о то дня.

 

Он превратился в загнанного зверя

Охрану поменял, включил в неё родню.

Почти три года шебушил, служа Борису-королю

Устал смертельно спать на пулемёте.

 

Народу не хотел показывать себя.

Боялся отъезжать надолго из дворца.

Внезапно где-то появлялся

Тот час на видео снимался…

 

Когда народ, забыв, что есть Джохар.

И зная, что король в бумагах закопался.

Его, не чаяв встретить, как лесной пожар.

Он в телеящике внезапно появлялся.

 

И без бумажки начинал плести, набором фраз

Когда-то вызубренный сказ.

Упрямо выполнял он, как полуденный намаз

Бориса-первого секретнейший наказ…

 

В Москву отбарабанил шифрограмму

В ускоренном режиме от волнения.

В ней изложил свои он предложения,

Как поступить с Ичкерией родной.

 

Он в ней такое написал:

«Борис ведь ты же обещал

Суверенитет республике отдать.

Народ на выборах тебя за это поддержал.

Но если бы он знал, что ты ему солгал

Он не пошёл со мной бы, в этом направлении.

 

А в этом деле я зашёл так далеко,

Твои инструкции дотошно выполняя…

Что повернуть назад, мне крайне не легко

Да и вообще, наверно невозможно.

 

Меня свои, зарежут без ножа.

Они все клятву на Коране принимали.

Свободную Ичкерию, в молитвах отмечали

Так что давай Борис, нам в этом деле помогай!

 

Меня из плена срочно вызволяй!

В шпионскую отставку отправляй!

Три года я от куролесил, как тому учил

Твоим друзьям, я столько денег сохранил!

 

 

Я думаю, что без натяжки заслужил

Место посла в какой-нибудь джамахирии.

Ведь я народу столько крови испустил

Теперь боюсь показываться людям.

 

Здесь вижу кровника, я в каждом из гостей.

За мною бродит чья-то злая месть

Когда с передовой победных нет вестей

На нервной почве начинаю срочно есть.

 

Я уплетаю всё подряд

И скоро лопну, выполнив наряд.

Борис, прислал бы на худой конец деньжат.

Они мне, ох как нынче пригодятся.

 

Народ желает провести парад

По случаю трёх летней годовщины,

Чеченской государственной машины…

 

Так надо ж ему праздник дать,

Военный провести парад.

Калекам, вдовам денежек подать.

Меня быть может, за грехи простят

Чему я буду несказанно рад…

 

Борис прочёл, «Кинжалову» депешу.

Нахмурил брови, плюнул на неё.

Затем порвал на мелкие кусочки.

И снова плюнул, обругав её.

 

Вопрос ворвался в голову Бориса.

Окутал все его мозги.

На первый взгляд быть может и простой.

Но больно гложет, черт его бери.

Король шептать стал сам в себя,

Свой кабинет шагами обмеряя

Протяжно вспомнил, чью–то мать,

И начал вслух о деле рассуждать:

 

Вопрос - Что делать? – очень философский.

Когда-то в прошлом веке Чернышевский,

Известный русским людям, как народник

За популярный свой «целебник»

Большие муки получил.

 

 

Наверное, вопрос, односторонне изучил

И повернул его не в нужном направлении.

Себя он перед властью сильно очернил.

Когда в противном исступлении

Хотел народу очень угодить.

 

Мне бы на нём, свой организм не повредить.

Враги ведь так и ждут, чтобы меня свалить.

Уже сбивают где-то эшафот.

Ну что ж посмотрим, чья, из нас возьмёт…

 

Обсуждение стратегической линии

 

Борис позвал Толяма в кабинет.

И в лоб спросил: «Со мной ты Толик? Или нет?

Ну что нам делать?

Как нам быть?

От дум тяжёлых спасу нет.

 

Скажи мне Анатолий, как с деньгами?

Могу я другу своему помочь?

С бюджетными, уже долгами,

Ты рассчитался или нет?»

 

Анатолий:

 

«Какое там… Сказали тоже…

Чего, чего, а с ними напряжен-ка.

Деньжат осталось на три поросёнка

И то до ваших именин!»

 

Борис вскипел: «Толям!… Нет, ты не принц!

Ты полудурок, ты кретин!

Собрал вокруг финансовых «скотин».

И мне такие вещи заявляешь…

Ты с экономикой как в доску свой гуляешь,

И не бельмеса в ней не понимаешь.

Резервы где! Стратегии не вижу!»

 

Анатолий:

 

«Резервы есть Борис…

Они в не нашем банке.

Да и вообще…

Какие могут быть резервы в нашем деле.

У нас другие вещи щас в заделе.

Давайте вновь попросим…

Мож… дадут…»

 

Борис:

 

«Дадут! Дадут!..

Вначале в рожу наплюют,

Потом гроши дадут.

Устал я с ними целоваться,

Больной душой к сытому брюху прижиматься.

В который раз за вашу свору отдуваться.

Неужто, не понятно, вам Толям!»

 

Анатолий:

 

«Борис! Я вас кругом, так понимаю…

Но вы поймите ж и меня.

Где? В чём? Народу от меня вина.

Если налоги сволочи не платят».

 

Борис:

 

«Да!… Друг!.. Пожалуй!..

В этом,… вся проблема…

Она проблема из проблем.

Её мы быстро не решим

Так что готовь Толям, бумаги на заём».

 

Анатолий:

 

«Король, имеете в виду вы еврооблигации?

Они не много денег принесут…»

 

Борис:

 

«Ты прекращай Толям инсинуации,

И выполняй, что велено тебе»

 

Анатолий:

 

«Давай Борис подумаем немного дальше.

Чтоб нам сидеть, на чём сидим подольше –

Необходимо распродать,

Довольно много что ещё…

И в этом может нам, и повезло.

Что коммунисты – утописты

Настроили ужасно много и всего.

 

В моей команде бизнесмены-активисты.

Они по лакомым кускам специалисты.

К деликатесам пришивают залоговые планы.

Распродают их по налаженным каналам.

В чужие кланы не поступит ничего».

 

Борис:

 

«А сколько тебе принц на это дело нужно.

Чтоб всю «прихватизацию» свершить?»

 

Анатолий:

 

«Я думаю, чтоб полностью её нам завершить,

Продать все недра, все богатства

Ну, года два, иль три, хотя бы…на крайняк.

Одно боюсь я, что народ наш не тюфяк.

Устроит в государстве заваруху.

И чтобы ликвидировать разруху

Коммуно-реваншистов к власти приведёт…

 

А вас со мной, под ручки грязные возьмёт

Легонько, два разочка тряханёт.

И души полетят как две голубки.

Тела красивые оставив на земле…

 

Вот этого, Король, нельзя нам допустить,

Придётся срочно с козыря ходить.

Чечню, используя как ход козырный…

Нарыв ведь создан, операция нужна.

 

Народу объясним, на юге созданный нарыв

Реформы отправляет на помойку.

Мешает нам осуществить прорыв.

И завершить с успехом перестройку.

 

Чечня запёрла пробкой Дагестан.

Пути другого, нет в Азербайджан.

А там сейчас американцы

Крутое дело затевают.

  

Большую нефть добыть желают,

С открытых ранее месторождений.

Под это дело кучу денег обещают…

А нам они совсем не помешают…

 

У нас в России их сейчас нема.

За то по нашей территории лежит труба,

Которая, их может привести,

Если в неё потоки нефти завести,

И докачать до танкерного флота…

 

Одна беда, Чечня лежит на всех коммуникациях

На них кайфует, как невеста в ассигнациях.

Трубу не даст, как не проси.

Делиться требует, что боже упаси…

Свободы хочет, чёрт её бери.

 

Если сейчас, Чечне дадим суверенитет.

Это создаст в России сильный прецедент.

Среди субъектов, может вызвать инцидент.

И привести к развалу государства.

 

Это позволить мы не как не можем.

Народу следует об этом знать.

Её нам нужно как-нибудь унять.

Спасать Россию срочно от заразы.

Свободных мужиков с оружием нагнать.

И ликвидировать все метастазы…»

 

Борис:

 

«Толям, идею эту,

Мне ты уже однажды предлагал.

Сейчас её ты снова выдвигаешь.

Но почему так быстро забываешь

Что мне недавно излагал.

 

Тогда ты мне конкретно обещал

Финансами поставить оборону.

Так почему сейчас свою корону

И трон я должен «ныкать» от воров?

Без моей просьбы –

Ищешь новых для меня врагов.

Хотя и старых, у меня в избытке.

Ты подвергаешь меня страшной пытке

Зовя решать животрепещущий вопрос…

 

Как я могу с народом целым воевать?

Ты хоть подумал бы, немного, твою мать!

Они.. ж.. объединятся, как пить дать

Тогда их вовсе нам с тобою не унять.

 

К тому ж российский там народ.

Он не желает нашей с тобой власти.

Ты либералам нашим не закроешь рот.

 

А коммунистам вовсе не закроешь пасти,

И боже упаси меня от той напасти,

Которую, ты мне тут предложил…

 

Россия, ныне вся демократичности полна…

В духовном плане расцветает вся…

Одними выбора’ми наедается она

Как новые отведать предлагают.

 

Так выборы коснутся скоро и меня.

Ещё я полон сил, и это дело сдюжу.

Без боя мне отдать, святое место Короля –

Это похлеще, чем залечь в свою же лужу.

 

Мне б глупости очередной не натворить.

Народ российский по твоей просьбе не бомбить.

Он же меня за это не поймёт.

Забьёт до полусмерти батогами

Из зала вынесет вперёд ногами

И никогда уже в него не занесёт…

 

А если жить останусь инвалидом,

И в райский сад, меня всевышний не возьмёт,

Моя родня меня быстрёхонько добьёт,

Иль бранным словом доконает.

 

Ну, ты же знаешь, Толик…

Я в работе, и дни и ночи провожу

Я на тусовки не хожу.

 

В них не приемлю я,

Льстецов напыщенную вонь.

Мне бы услышать колокольный перезвон.

Это меня так радует, отныне…

  

А в повседневности, в гнилой рутине

Совсем о близких, я забыл.

Я их по жизни не определил.

В места потребные не смог устроить.

 

Всё потому, что я стеснялся.

Народ меня ведь сильно уважал…

Так вот недавно я узнал.

Ко мне не весь он уважение питает…

 

За то моя родня во мне души не чает.

А золотце Наина по культуре плямо тает,

И в этом деле сильно соображает…

Культурным делом хочет нынче порулить.

Татьянка-дочка - имидж-мейкером мечтает.

Зятёк Валерка президентствовать «хотит».

Внучёк Бориска-два политработником желает,

После учёбы за границей отслужить…»

 

Сказав последние слова

Король уткнулся сам в себя.

Через минуту отошел.

За ухом что-то почесал

И полу внятно продолжал:

 

«Чего-то я, куда-то не туда,

Наш разговор с тобой Толямчик завернул…

Внезапно вспомнил я родню.

Ведь мы с тобою про Чечню

Свой разговор секретный затевали.

 

В сомнениях я, в сплошной печали.

Как гидру терроризма удавить.

Которая, в Чечне вольготно проживает.

Сепаратизмом с юга нам грозит.

 

Толям! Что думаешь по данному вопросу?

Какой имеешь в этом деле вариант?

Я же пойми всей конституции гарант.

Народа я российского оплот».

 

Анатолий:

 

«Борис! Зачем страдания ваши?

Сердечных мук полузабытых взлёт…

Давай те всё ж готовиться в поход.

А между делом Пашку спросим:

 

Как быть нам в этом деле не простом?

Пусть скажет: Где? И как? И что почём?

Он же ваш главный адъютант.

А ни какой-нибудь сопливый, интендант».

 

Борис:

 

«Ты прав Толям!

Здесь нужен консультант.

Чтоб был умён.

И нас с тобою не надул…

В военном деле на сегодня,

Пашка наш гигант.

Такое нынче дело провернул…

При этом он ни капли не струхнул».

 

Король нажал на кнопку под столом

Велел: Сгонять за Пашкою бегом.

И Королю представить мигом…

Затем добавил улыбаясь:

Схватить, как есть, была бы честь

А дело мы ему пришьём…»

 

 

Игра вдвоём

 

Внезапно грусть Король

Сменил на полу радость.

И очень медленно,

Расставив паузы, сказал:

«Ну что…, Толям…, готовлю тебе гадость.

Давно ты мне…., Толям…, не попадался…

Один ты на один со мною не сражался…

 

Сейчас сгоняем мы с тобой в КПСС

Между собой на интерес.

Принц крякнул, слава богу отлегло…

 

Подумал: Неужто, как и прежде - повезло.

Имею я сейчас возможность

Борису лишний раз в картишки услужить».

 

 

Король промежду этим, продолжал:

«Скажу Толямчик откровенно между нами

Играть в КПСС мне извините с вами

Будет приятно и легко…

 

Я в той же должности в ней буду находиться.

А вам придётся в ней, спуститься до низов.

Узнать, почём фунт лиха от народа.

Да за прилавком постоять, у рыночных весов.

 

Короче…Анатолий, как я понимаю

Вы соображаете, о чём сказать желаю?

В игре вакантна должность Скомора.

Её я вам по старой дружбе предлагаю.

 

Других уж извиняйте, пока нет.

Солдат с Принцом - сокращены.

Поскольку секвестрирован бюджет,

Они нам временно, покуда не нужны.

 

Так что Толямчик, приступай.

«Дрочи» как следует. Да припевай.

О благодетеле своём не забывай.

Быстрёхонько картишки раздавай.

 

Толям изобразил улыбку как умел

Зацикатил слюной между зубами

Промямлил: «Батя, мне бы, лишь бы с вами.

Из Скоморохов я готов не вылезать».

 

Борис:

 

«Толямчик! Ты родимый запевай.

Люблю я ретро – шлягеры послушать.

Они мне придают уверенность в себе…

Люблю картошку я,

С котлеткой под них кушать.

Пищеварению способствуют они».

 

Скомор запел от Примадоны песню:

«Всё могут короли!

Всё могут короли!

И судьбы всей земли

Вершат они порой…»

  

Борис расцвёл улыбкой озаряя

Уста свои он месяцем сложил

Сквозь них хихикнул:

«Ну, ты и Толька ублажил

Такие песни, про меня спеваешь».

 

На что Скомор ответил односложно:

«Я рад высокоблагородию стараться!

Могу вам Королю сознаться

Репертуар подобран у меня.

  

Ведь я же с вами у кормушки власти

Который год реформы затеваю.

Все до одной я песни про вас знаю.

На ваших именинах их спою.

 

Ну, а пока я раздаю.

Готовлюсь к жаркой схватке вас со мною.

Силён, в игре, от вас не скрою.

Но знаю, вы куда сильней.

 

Раздал Скомор на две персоны.

Физиономией Джаконду сотворил.

И ею Короля вознаградил…

Слегка к нему мордашку развернул.

Ладонь, открытую он к уху приложил.

Стал ждать указа Короля.

 

 Борис, однако, не заставил себя ждать.

Сказал: «Толям! Какой тебе указ издать?

Мне кажется, он должен отражать,

Мою любовь и трепетные чувства к Скоморам?

 

Анатолий:

 

«Конечно, ты ж у нас не хам.

И не какой-нибудь из бывших.., прощелыга.

Которые, всю жизнь в КПССе состояли,

И Сморохов очень редко замечали.

 

Ты кожей чувствуешь народа боль

Его мечты, потуги жилистые, нынешнюю роль,

Которую, сыграет он в спектаклях

Отрежисированных мной…

 

Продюсер, ты наш ненаглядный!

Ты светоч в тёмном царстве! Ты герой!

Кормилец ты российского народа

Ты наш, ты доморощенный, ты свой».

 

Борис:

 

«Да ладно Толенька… Я знаю, меня любишь…

Имеешь ты ко мне давнишний интерес

Когда я в депутаты пробивался,

Ты в экономике имел научный вес.

 

Реформы нас с тобой объединили

Они вокруг народа нас с тобой сплотили

Куда затягивают, мне уж не дано понять…

Ну, будет Толь, давай играть!

 

Раздал ты карты неплохие.

Руку я чувствую, большого игрока.

Менять картишки на твои не буду

Не вижу смысла в этом ни черта.

 

Ты знаешь преимущества мои, как Короля?

Что здесь хожу всё время я.

И взятки забираю тоже я…

Ты их по случаю берёшь».

 

Анатолий:

 

«Конечно батенька Король.

Чего «хотишь», того изволь.

Я правила игры давно как понимаю.

И не извольте беспокоиться, надежно отыграю».

 

Король обратно улыбнулся.

Поморщившись, ехидненько спросил:

«Ну, хочешь Толенька, чтоб ты не обижался.

И не подумал, что к тебе не справедлив,

Ты по своей колоде карт для нас определил,

Какую масть нам козырями звать.

 

Но в этом деле, дам тебе ориентировку.

Таких мастей в твоей колоде нет.

И если завалялась мелкая картишка

По ней повелеваю козыря назвать».

 

Толям взглянул в свои картишки.

Верховному лукаво подмигнул.

В трефах случайно отыскал семёрку.

Затем колоду стопочкой свернул.

И с важным видом произнёс:

 

«Король я думаю в трефах у вас-

Хорошая команда.

И ели б у меня была такая банда,

Я тоже был бы главарём.

 

Ну, а пока я в теоретиках гуляю

Поэтому Король вам предлагаю

Трефе как козырь почитать

Да и ходить скорее начинать?»

 

Борис:

 

«В тебе я Анатолий, никогда не сумлевался.

Талантов много у тебя.

Ты явно телепатией страдаешь…

И надо же, трефе нашёл в картишках у меня.

 

Так будь, по-твоему.

Пусть трефа будет козырь.

Тебя как Скомор-ха прекрасно понимаю…

А потому ходить я срочно начинаю».

 

Король восьмёркой взял семёрку.

Ходил всё время с козырей.

Скомор бросал отдельные картинки.

Которые, случайно затесались меж червей.

 

У Короля с червями было туго.

За то с бубнами было хорошо.

Он Скомороху не оставил ничего.

Бубнами с козырями взятки забирая.

 

Игра закончилась, быстрей, чем начиналась.

Борис поднялся в ней, аж, до небес.

Он вёл себя, как маленький балбес,

Из взяток ёлку создавая.

 

А Скоморох ужасно рад был за него.

С победой он поздравил Короля…

Подумал: «Неужели эта тля…

Всю жизнь над нами будет издеваться.

И ни чего совсем не опасаться…

 

Не уж то в окружении

Не сыщется герой!

Который, ну хотя бы понарошку

Не вставит клоуну,

Промежду самых ног,

Костлявую «козлову» ножку.

 

Воздаст Христос, быть может он, споткнётся.

И, слава богу, если упадёт…

По нём желающие будут… пробежаться.

Если он это сразу не поймёт.

 

В азарте мож затопчут, если повезёт.

Тогда сбежится вся ближайшая братва.

И каждый будет тыкать себя в грудь,

Крича, что это я,

Страдал, борясь с губительным режимом».

 

Король душою улыбаясь.

Собрал картишки со стола.

Культурненько в коробочку сложил.

Во внутреннем кармане пиджака,

Её удачно разместил.

 

Потом, макушку вежливо поднял.

И на тебе, глазами Пашку отыскал.

Тот в стойке смирно, в полудрёме отдыхал.

Стоя на вытяжку у самого стола.

 

Свара

 

Увидев Пашку пред собою,

Король улыбку на суровость поменял.

Спросил: «Хорунжий, что с тобою?

Обратно дрыхнешь, предо мною.

Совсем уж совесть потерял!

 

Ты хоть победу мою видел?

Стремительную тактику узрел?

Как я сейчас Толяма одолел.

Принца’ по дружбе в Скоморхи определил.

Переобул и наголо раздел.

 

«Конечно, ваше благородие!»-

Гоня зевоту, рявкнул, Пашка.

«Я видел всё, я всё узрел!

И если я немного засопел,

То от игры совсем не отлучался.

 

Я в мимолётном сне, всё время удивлялся,

Как ты его Борис разделал по орех.

Вот это был, простите, настоящий смех

Когда у вас он без трусов остался.

 

Давно пора, чтоб он не зазнавался,

И нос не очень задирал,

Ручонки рыжие в бюджет не запускал

Ему отсечь их по запястья…»

 

Анатолий:

 

«Ну, ты Афганский шелкопряд.

Ты ври складней, не завирайся…

Несёшь «придурок» всё подряд

Сбиваешь с толку государя.

 

Ты рассказал бы лучше королю,

Как пару лет тому назад

Все бабки хапал, наугад.

Вообще не думая о благе государства…

 

Ты доложи нам нравственный урод.

Джохар, тебя валютой сильно накормил.

За то, что ты в двухдневный срок

Чечню от всех частей освободил…

 

При том, при сём оставил там вооружения.

Мож ты таким путём провёл учения?

Под это дело и от нас бабульки получил…

Народ чеченский от России,

Ты слишком нагло отлучил».

 

От этих обвинений у Солдата

Надулись вены и заныли раны.

Контузия дала о ней узнать.

Он стал с мундира лейблы отрывать.

  

Содрал медали, ордена, лампасы

И всякие другие «прибамбасы».

Сложил их на шершавую ладонь.

Для веса пуговицы быстро отодрал…

Ладонь свернул в увесистый кулак.

 

От возбуждения громко закричал:

«Не верь Борис ты этой сволоте!

Казённых денег я не брал.

Чечню я никуда не отлучал…

 

Не сдамся я ему за просто так!

Дозволь Борис, за эти оскорбления

И чтоб он почитал пехоту нашу

Я врежу рыжему, в пятак

Чтоб лучше знал он службу вашу».

 

Борис:

 

«А ну не смей!

Остынь ума лишенная, детина.

При мне, что ты себе тут позволяешь?

Чего ты Принца обложил, как гнойная ангина?

Ты юмора совсем не понимаешь

Быть может Принц наш, просто пошутил?»

 

Павел:

 

Да….Жди…Король…Такой пошутит!

На людях даже жопу лизанёт.

А втихоря, потом её укусит…

Так если бы куснул играючи, слегка.

А то вонзит в неё все три свои клыка

Без места важного оставит седока.

 

Но ты позволь, Борис,

Уж очень я прошу.

Сейчас я «рыжему» всю репу раздроблю.

Поганы зенки, псам твоим скормлю.

А с репы уши откушу,

Коту твоёму уступлю.

Пусть поиграет в кошки-мышки».

 

Борис:

 

«Ты что, служивый, тормоза то не включаешь.

Я что, обязан тебе снова повторять?

Ты элитарный юмор, ну никак не постигаешь.

Да и солдатский то же подзабыл опять».

 

Павел:

 

«Ты зря Король, за «рыжего» страдаешь.

Ну, хрен с ним! Пусть себе живёт.

Но вот за что, меня ты обижаешь,

Что юмор я солдатский позабыл?

 

Его я помню, даже очень хорошо.

За время службы, под опекой вашей,

Мне стало быть всегда везло.

Освоил юмор ваш, Король, дворцовый.

 

Его я не считаю за падло.

Я же совсем ещё не старый идиот.

Пришлось кассету вызубрить с названием –

Еврейский, - элитарный анекдот…»

 

За время «страшнозвучной» перебранки.

Принц-Анатолий истерзался весь…

То холода волна внезапно подступала.

То жар настырно поднимался до колен.

Ноги подкашивались, снова выпрямлялись.

Мозги Толяма сильно опасались,

Что вдруг не выдержат они…

 

Но бог помог. Осада отступила.

И репа вроде как цела,

Под крышей Бори-короля.

 

Прейдя немножечко в себя

Желая разговор свернуть в другое русло

Толям из-за спины подкрался к уху Короля,

И прошептал ему чего-то лихо.

 

Король не понял, о чём речь.

Солдат вскричал: «Обратно шепчешься, паскуда!

Открытым текстом говори!

Не то прощайся с телом, иуда!»

 

Борис вспылил: «Ну будет Пашка!

Толям! Вылазь, из-за моей спины!

Да ты не бойся этой сатаны!

Он не убьёт так быстро, только ранит.

Павлушка прям, речами не обманет.

Он просто по-солдатски пошутил».

 

Толям, вначале ноги вытащил из-под Бориса.

Затем обняв за шею Короля,

С остатком тела появилась голова.

С гримасой ужаса на облицовке.

 

Мысль о ранении, его сегодня не прельщала

Крови своей Толям боялся с детских лет.

А потому она его ужасно угнетала,

И требовала срочно дать ответ.

 

Толям собрал в себе все силы духа,

И очень внятно, вдумчиво сказал:

«Солдат! Ни чё я не шептал.

Я просто Королю напоминал,

Об очень важном государственном вопросе…

 

Подумайте, зачем он вас,

В столь поздний час - позвал.

Вопрос могли решить без вас, келейно.

А я, однако, настоял…

 

Просил за вас совсем я не случайно.

Ведь вы же королевский адъютант.

И в королевстве вряд ли сыщется,

Надёжней консультант

В военном ведомстве у нас…»

 

Борис тут встрял: «Ну, видишь Пашка!

Толям, какие про тебя слова сказал…

Он о тебе сегодня дважды вспоминал,

Когда чеченские дела мы обсуждали.

Теперь прошу вас господа,

Друг к другу руки протянуть.

 

Обняться и поцеловаться.

Взаимно ликвидировать обиды.

И время понапрасну не тянуть,

У нас, его и так не много».

 

Принц Анатолий руки первый протянул,

И губы увлажнил для поцелуя…

Солдат, ручонки в брюки запихнул.

Упрямо их не вынимая,

Стоял, сподвижника не замечая,

Свирепое лицо к погону изогнул.

 

Борис подкрался к нему сзади.

И чтобы Павлик в этой позе не уснул

Его под зад, в объятья Толи,

Носком туфли легонько саданул.

 

Солдат такого, ну, никак не ожидал.

От боли он буквально завизжал.

Ручонки вынул из карманов.

Два шага резво пробежал.

Потом запнулся…, и в объятия Толика упал.

Щеку для поцелуя подставляя.

 

Был зацелован Пашка и обласкан.

К груди Толяма много раз прижат…

Поэтому он, вскоре просто сдался.

Через минуту с Принцем обнимался.

Простил его конечно за донос.

Засосом страстным, он ответил на засос…

 

Борис стоял вблизи и улыбался

Затем сказал: «Ну, хватит, что ли целоваться.

А то мне может показаться

К оргазму это дело приведёт.

Общественность меня тогда,

Уж точно не поймёт.

А депутаты прям с трибуны обругают.

Меня и так все самодержцем обзывают.

Электорату скажут:

«Я семейственность развёл…»

  

******************************

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на сайте.

Стоимость книги в электронном виде 150 рублей.
Книгу можно купить через Яндекс.Деньги, WebMoney.
Яндекс кошелек:  410013277711906;  Веб.кошелек(RSD): - R212408031285

Форматы:

 20igra-v-kpss.pdf Размер файла: 2,03 МБ

20igra-v-kpss.fb2 Размер файла: 1,21 МБ

20 igra-v-kpss.epub Размер файла: 7,86 МБ

Заявка на получение файла email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.