В конце девяностых годов в московскую нефтяную компанию поправить семейный бюджет приходит работать молодая обаятельная женщина. Вскоре она понимает, новая деятельность не приносит ей желаемого удовлетворения. Её открытость позволяет коллеге по работе узнать много интересного…


     Это был обычный августовский рабочий день в офисе московской нефтяной компании. В тот день, после затяжного утреннего дождя, наконец, распогодилось. Появилось солнце. И, несмотря на задёрнутые шторы, в окна пробивались его яркие лучи, оставляя блики на мониторах компьютеров, заставляли всматриваться, щуриться и вызывали устойчивое желание выскочить из офиса на променад по Кутузовскому проспекту, размять ноги и насладиться последними днями уходящего лета. Но желания редко совпадают с возможностями. А потому разминать ноги и отёкшую пятую точку приходилось у рабочего места, периодически вставая и совершая необходимые телодвижения.

 

     Рабочий день медленно двигался к концу. Все сделки по купле-продаже нефтепродуктов прошли до обеда. Договора подписаны и отправлены контрагентам. До окончания рабочего дня оставалось не более часа. Как дверь распахнулась, и в комнату вошёл директор Ашот Николаевич с молодой улыбающейся женщиной. И с порога в непринуждённо повелительном тоне огласил:
– Внимание всем! Вам несказанно повезло! С вами в должности помощника менеджера будет работать новый сотрудник. Её зовут Сорокина Марина. Прошу любить, жаловать и оказывать полное содействие. Володя и Олег она будет работать по вашей теме. Прошу как можно быстрее ввести её в курс дела.
Ещё директор не закрыл за собой дверь, а менеджер Владимир уже приступил читать вводную лекцию новоиспечённой сотруднице. Но не успел он сказать несколько предложений о роли купли-продажи нефтепродуктов в нефтяном комплексе страны, как Марина, сделав большие глаза, после паузы произнесла:
– О как интересно! Надо же! Давайте мы отложим обсуждать эту тему на послезавтра. Сегодня уже поздно. Да и дел у меня – невпроворот. Завтра я веду дочку в школу. Владимир с грустью пробубнил:
– Упорхнула!
Затем вернулся за свободный стол, уткнулся в монитор и продолжил раскладывать пасьянс.
Офисные часы пробили 18 часов и сотрудники, находящиеся к тому времени на низком старте, мигом встали, и друг за другом исчезли в глубине бесконечного коридора.
    Следующий день прошёл не заметно. День появления новой сотрудницы начинался как всегда. Первым на работе появился Владимир, что было вызвано не столько производственной необходимостью, сколько расписанием электричек киевского направления. Они наиболее удачно вписывались в его маршрут от поселка Быково до офиса, который находился у метро Кутузовская в желтом здании. Здание-монстр было построено в семидесятых годах, и в плане представляло собой квадрат с внутренним двором. В советское время это был Дом быта для обслуживания элиты страны советов и относился к хозяйственному управлению ЦК КПСС, а в постсоветское время к Управлению делами президента. Но после перестройки и массовой приватизации, предприятие, некогда одевающее и обувающее самых взыскательных потребителей-потеряло заказы. Новоиспеченная элита предпочла одеваться за границей. На предприятии произошло сокращение штатов, и оно распалось на отдельные цеха. Громадное здание с нескончаемыми коридорами недолго стояло полу пустующим. Администрация быстро сдала многочисленные кабинеты под офисы коммерческим фирмам. Вот в таком здании и арендовала несколько кабинетов нефтяная компания.
   Но вернемся к Владимиру. Войдя в кабинет, отдышавшись от длительного забега дом-работа, он сбросил походные ботинки и надел туфли. Достал из верхнего ящика стола одеколон, изрядно окропил себя им, затем используя салфетку, протёр руки и телефонную трубку. Положил всё обратно, сосредоточился, выдохнул и приступил к телефонным ковровым бомбардировкам, по всей имеющейся у него базе потенциальных покупателей.
Его заработок состоял из оклада менеджера и процента от реализации, а потому, когда ему давали нефтеперерабатывающие компании объемы на реализацию, его заядлого рыбака охватывало чувство эйфории. Хватаясь за телефон и в окружении своих фотографии с удачных рыбалок, он входил в раж, и в таком состоянии находился до тех пор, пока не удавалось подсечь очередного покупателя. Главным рабочим инструментом был телефон, потом калькулятор, ручка и листок бумаги. Разговор с потенциальным покупателем почти всегда включал фразу:
– У меня есть для тебя предложение, от которого ты просто так не сможешь отказаться.
Когда в кабинете появился Олег, у Владимира уже имелись варианты возможных сделок. Он давал Олегу одно за другим указание произвести расчёты тарифов на железнодорожные перевозки по тому или иному направлению. А после получения очередной стоимости перевозки, начинал яростно тарабанить по калькулятору, подсчитывая возможную рентабельность каждой сделки. Результатом этих вычислений явилось выдача Олегу реквизитов и условий для заключения договора. Пока Олег срочно готовил договор с приложениями, Владимир нервно ёрзал и крутился в кресле, периодически откидывая голову назад. А когда Олег отправил договор на принтер, Владимир, имея комплекцию породистого быка, резко вскочил с кресла, спешно выхватил из принтера выползающие листы договора и, маневрируя между столами с оргтехникой, резво понёсся в сторону кабинета директора. Но не тут-то было, в тот день Ашот Николаевич ещё не появился. А потому слалом Владимира резко финишировал у рабочего стола секретарши. Застолбившись в ожидающей позе, он завёл с ней непринуждённый разговор. Директор появился в офисе к 11 часам, что было обусловлено распорядком дня его деловых партнеров. При появлении директора не деловой разговор был прерван. Владимир засеменил за директором в его кабинет, докладывая основные параметры сделки. Ашот Николаевич доверяя своему менеджеру, а, потому, особо не вникая в его аргументы, сразу подписал договор. Поставив печати у секретаря, Владимир ринулся обратно и, забегая в кабинет скомандовал:
–Олег, срочно отправить договор!
Передал договор и расслабленно плюхнулся в еле выдерживающее его тело кресло. Пока от контрагента не поступил факс с подписанным договором, Владимир встал и подошел к окну понаблюдать за строящимися небоскребами «Москва-сити».
А когда услышал знакомый звук печатающего факса, подскочил к нему и с нетерпением выхватил подписанные листы договора. Приложил их не то к носу, не то к губам, и, улыбаясь, изобразил полное удовлетворение от проделанной работы.
  Так прошла первая половина дня. После обеда, когда уже никто из сослуживцев не ожидал появления новой сотрудницы, в кабинет вошли сияющий Ашот Николаевич и вся из себя цветущая Марина. Ашот Николаевич говорил ей:
– Марина, ты знаешь, у меня появилось новое хобби. Я стал коллекционировать бабочек, и уже прикупил чудную коллекцию.
– Ашот! Я тебе так завидую! Я обожаю бабочек! Надеюсь, ты мне их когда-нибудь покажешь…
Сотрудники офиса редко видели директора в таком возвышенном, утонченно-деликатном состоянии.
– Конечно Мариночка! Мариночка, у нас замечательный коллектив! Вам у нас непременно понравится! Вы будете очень довольны! Ваше рабочее место готово! Далее директор спустился на землю и, обнаружив в кабинете сотрудников, произнес:
– Олег я отправил Володю на нефтебазу, помоги Марине освоиться на рабочем месте.
– Конечно Ашот Николаевич, – ответил Олег.
– Ну, вот и хорошо. Марина передавайте привет Александру! Отвернулся, поговорил с одним из менеджеров и исчез, оставив после себя шлейф дорогого парфюма.
Олег показал Марине её рабочее место, шкаф для верхней одежды и познакомил с сотрудниками. Марина села за стол, включила компьютер, и пока он загружался, произнесла:
– Вы знаете Олег, я так соскучилась по работе. Скорее вводите меня в курс дела. Я готова.
– Я не готов,– ответил Олег. Посмотрел на часы, которые отсчитывали последние минуты рабочего дня. Сделал паузу и синхронно с боем часов сказал:
– Сожалею, Марина, но мне в Химки. До завтра.
На следующий день, когда Олег вошёл в кабинет, Марина уже сидела за столом и смотрела в монитор. Олег поздоровался, занял рабочее место и через некоторое время, сообщил:
– Сегодня нашего менеджера не будет он поехал на деловую встречу. Пока его нет Марина, вы готовы послушать вводную лекцию. Марина, оторвавшись от монитора, улыбнулась и кокетливо прошептала:
– Со вчерашнего дня, просто мечтаю… Только давайте на ты…
– Согласен, – в таком же тоне ответил Олег
– Значит так, компания занимается куплей-продажей нефтепродуктов. Основным рабочим звеном, обеспечивающим компании выручку, являются менеджеры по продажам. В компании три менеджера. Владимир, с которым мы будем работать, Инна и Сергей. Владимир работает по прямым договорам с нефтеперерабатывающими компаниями. Берет у них топливо и продает его своим клиентам в регионы. Инна занимается переработкой сырой нефти. И после процессинга, в зависимости от выхода продуктов реализует их. Сергей занимается с комбинатами Госрезерва. Комбинаты – это нефтебазы, в которых хранится топливо на случай атомной войны. Что ни дай Бог! У них есть сроки замещения. Вышел срок хранения топлива – его реализуют, заменяя новым. Сергей имеет с комбинатами договора и помогает им с реализацией нефтепродуктов.
А мы с тобой Марина помощники менеджера будем работать в бэк-офисе, иными словами в заднице. Ведь в переводе с английского на русский: бэк(back)– назад, задняя часть,– короче задница. Ты, как я понимаю, будешь работать с мартышкой. Мартышка, это такая компания-посредник, которая создается на несколько месяцев до проверки налоговой инспекцией. Договора с ней вставляются в общую схему купли-продажи, и на неё сбрасывается основная дельта от сделки. Кстати, Марина, а что у тебя было в школе по рисованию?
Марина ушла в себя, и после паузы выйдя из задумчивости произнесла:
– Как у всех, пять балов. А это зачем?
Олег с ехидной усмешкой:
–А ты будешь назначена гендиректором мартышки, со всеми вытекающими последствиями. Тебе доверят печать, и ты будешь рисовать подпись директора мартышки.
–А вот тут я не согласна! – возмутилась Марина. – Почему я, а не ты, Олег?
–А потому Мариночка, что мне недавно выдали на поруки семейку из Зимбабве, – ответил на выпад Олег.
Марина, поднялась из-за стола, сунула руки в брюки, и запричитала:
– Ну, Ашотик, друг семьи, ну ублажил… Зная моё тяжелое финансовое положение с нищим поэтом, засунул меня нефтяную черную жопу. А в ней, предложит мне, женщине с высшим филологическим образованием, управлять никчемной мартышкой, за которой будет гоняться налоговая инспекция. И он ещё смеет мне говорить, что мне в этой жопе непременно понравится, и я буду сидя в ней очень довольна. Да, что он себе позволяет. Вот я сейчас пойду и выскажу ему всё, что я об этом думаю.
Марина сделала несколько быстрых шагов к двери, потом остановилась, развернулась и гордо с видом богини победы Ники пошла и села за рабочий стол. Улыбнулась и тихонько прочирикала:
– Олег, не очень обращайте внимание на мои заходы. Это во мне мои польские корни брыкаются.
Олег снисходительно кивнул головой, отметив для себя её артистические способности.
Прошло немного времени, и Марина предложила Олегу:
– Поскольку нам работать вместе, давай познакомимся более подробно. Я, закончила в Минске музыкальное училище по классу фортепиано, хотела поступать в консерваторию, но затем передумала и поехала к тёте в Москву. Тётя, у меня – доцент в педагогическом университете. Она предложила в нём получить высшее образование. Когда я училась на филологическом факультете, мы с подругой часто посещали творческие вечера молодых писателей и поэтов. Так что теперь у меня муж поэт – член союза писателей, и у нас с ним растёт дочь. Ашот Николаевич приятель моего мужа, который решил нам помочь. Ну, о себе я немного рассказала, теперь твоя очередь. Как ты попал в эту компанию?
Конечно, отреагировал Олег:
– Мне помогла устроиться Инна. Мы с ней учились в Грозненском нефтяном институте, и давно дружим. Когда Чечня объявила суверенитет, и к власти пришел Дудаев, в некогда спокойном, многонациональном городе начался бардак. Она уехала из Грозного в 1993году в Москву, а я в том же году на Дальний восток. Через несколько лет, когда я оказался в Москве и искал работу, она помогла мне устроиться сюда. Я женат, у меня есть сын. Мне сорок пять лет.
– О, так ты одногодка с моим мужем,– перебила Марина – А у нас с ним большая разница, почти пятнадцать лет.
– Слушай, а Инна твоего возраста?
– Почти, на полгода младше.
– Трудно поверить, она прекрасно выглядит!
– Она всегда молодо выглядит! Просто сейчас у неё тяжелый период в жизни. С ней живет тётя, которая часто болеет. И Инна постоянно не высыпается.
– Олег, я заметила, что Инна тебя называет Аликом. Так ты Олег, или Алик? – Марина, ты меня как хошь зови,– я по паспорту Али.
– Олег так у тебя есть поэтические способности.
– Ага, способность к стихоплетству у меня возникла единожды в далеком детстве, в шестом классе, когда я написал стихотворение в стенгазету. Потом способности меня надолго покинули, но спустя тридцать лет, иногда меня посещают.
– А мой муж, тоже технарь. По первому образованию инженер-строитель. Он окончил институт инженеров транспорта. Он коренной москвич. Работал в организации занимающейся строительством и ремонтом дач Литфонда в Переделкино. Там познакомился с компанией молодых писателей и поэтов. Он для себя писал стихи, а тут увлекся ими на столько, что решил круто изменить свою жизнь. И заочно окончил Литературный институт. Работал в журнале "Новый мир", сейчас преподает литературу, русский язык и культуру речи в институте. Да, Олег, в наше время зарабатывать и нормально жить на литературном поприще невозможно. У моего мужа недавно появилась возможность заработать валюту. По приглашению немецкой стороны, нужно было поехать в Берлин от союза писателей, прочитать там лекции, и провести семинары о современной поэзии. Два месяца он жил этой командировкой. И когда все решилось, мой муж, представляешь, не объелся груш, он перед самым отходом поезда нажрался с друзьями, которые как он сказал, пришли его провожать. И когда они его посадили в поезд, он не лег спать, а попёрся в ресторан догоняться. В нём он сцепился с какой-то дипломатической шишкой. И не доехав до границы, за пьяный дебош, был снят с поезда на какой-то станции. Ночь провел в милицейском обезьяннике, с этими самыми… – с мартышками. Через день появился дома весь побитый. С союза писателей уже звонили. Говорили, – приглашающая сторона беспокоится. Пришлось сказать, что у него приступ аппендицита. Но самое печальное в том, что в ресторане он хорошо покуролесил. Ждем, счет за разбитое имущество.
– Да, тебе не позавидуешь,– сочувственно сказал Олег.
– Ты знаешь, а я не слишком на этом заморачиваюсь. Выкрутимся не впервой. Он дядька взрослый уладит эту проблему. Я стала легче к таким случаям относиться после одного случая. Мы тогда жили на даче в Переделкино. И вот как-то ранней весной, когда кругом грязно-снежное месиво, мы возвращались из Москвы на дачу. Я была на взводе после очередных, длительных Сашиных посиделок с друзьями и с водочкой. Слово за слово – в электричке мы поругались. И чёрт меня за язык дернул, уже на платформе, я сказала, что больше его не люблю и жить с ним не буду. Саша психанул, бросил пакеты с продуктами, спрыгнул с платформы на рельсы и быстрым шагом стал удаляться. Меня всю передёрнуло. Я подумала, он в таком состоянии, что готов под поезд броситься. Хватаю пакеты и за ним. Кое-как умудрилась спуститься с платформы. Ору, бегу по шпалам к нему. А он идет и не оборачивается. Тут наша электричка набрала скорость и навстречу пассажирский поезд летит, гудит,– аж… дух захватывает. Саша оказывается между ними. У меня ломается каблук на сапоге, и я плюхаюсь в кашемировом пальто с пакетами и с сумкой в грязь. Испугалась, глаза закрыла. Поезда прошли. Смотрю, мой Саша стоит, как вкопанный. Наверно тоже испугался. Но виду не подал. Подбежал, поднял меня, обнял и поцеловал. Ну и итог моей глупости – пальто на выброс, сапоги тоже. Так, что теперь я таких ошибок не совершаю. Да и повода не было. Александр лишнего себе давно себе не позволял. Марина внезапно закончила говорить. Углубилась в просмотр рабочего стола монитора. И через паузу произнесла:
– Что-то я совсем заболталась, в последнее время не с кем было пообщаться, куча проблем навалилось по подготовке дочки в школу, а тут ещё после залета мужа, отношения со свекровью натянутые. Подружек уже две недели не видела. Олег давай вернёмся к работе. Как ты понимаешь, опыта у меня нет, так что надеюсь, ты мне поможешь освоиться?
– Конечно, Марина, нет проблем. А как у тебя с компьютером?
– А никак! Могу напечатать текст, двумя пальцами.
– Ну, это уже хорошо. Значит, программу Ворд ты знаешь. Будешь вбивать реквизиты контрагентов в типовые договора. Если немного позанимаешься, освоишь программу Эксель.
– А это что за программа?
– Это программа помогает построению электронных таблиц с данными, которые указываются в приложениях к договору. Если тяжело будет с таблицами, я буду их делать. Ну а пока знакомься с типовыми договорами. Они в папке договора на рабочем столе.
Так в разговорах, в спокойной, размеренной обстановке и прошёл первый рабочий день новой сотрудницы.
    На следующий день, когда появился Владимир, всё резко изменилось, необходимо было срочно готовить несколько договоров. Владимир с мобильником у уха, как маятник носился по офису. А возвращаясь из кабинета директора, зачастую требовал корректировки уже подготовленных договоров. Олег работал с полной нагрузкой, не особо обращая внимание на Марину, которая периодически подолгу исчезала из кабинета. И когда к обеду рабочий накал ослаб, он обратился к Марине:

– Ну, что со всеми познакомилась?
Она улыбнулась и, кивнув головой сказала:
– Везде была, со всеми познакомилась. Финансовый директор,– просто душка! Девчонки из бухгалтерии – класс!
После обеда Владимир вытащил из стола печать и файл с листком банковской карточки и паспортом предприятия и положил их на стол Марины.
– Это тебе, будешь генеральным директором компании ООО"Лидер-Ю",– с Ашот Николаевичем согласовано.
Марина в недоумении вытащила листок банковской карточки и принялась его внимательно изучать. И когда из кабинета вышел Владимир, обратилась к Олегу:
– Это то, о чем ты вчера мне говорил?
– Оно самое Марина. Ты гендиректор этой мартышки. В договора будешь вставлять реквизиты с карточки, подписывать договора и ставить печать.
Марина вздохнула и тихо, с усмешкой произнесла:
– Гендиректор Лев Самуилович Каск. Чудно устроился Лёвчик! Значит так, если в результате моих художеств на меня обратит внимание налоговая инспекция, я молодая женщина в полном расцвете творческих сил буду вынуждена подставить ей свое самое интересное интимное место. И она, по долгу службы, будет иметь меня в самой разнузданной изощренной форме. После чего надругавшись, и превратив меня в аморфную, квёлую амёбу, она отыщет и бросит мою, всё ещё красивую, ухоженную головку под справедливый меч правосудия. И после всего этого я, несомненно, превращусь в кусок дерьма. В то время как, этот Лев Самуилович Каск надев на себя каску сдрыснет на землю обетованную.
Ах! Как же низко я пала, оказавшись в такой заднице!– запричитала Марина. И после минутной паузы театрально произнесла:
– Ну что же деваться не куда придется перевоплощаться в мартышку. Подскажи, как мне за него подписывать договора?
– Технология очень простая. Давай покажу, – сказал Олег.
Он встал из-за стола, взял у Марины банковскую карточку с подписью Каска. Положил на него чистый листок бумаги и подошел к окну. Вот таким образом на оконном стекле ты будешь рисовать подпись. И не забывай, что у тебя по рисованию была пятерка. К тому же подпись не случайно очень простая, всего три буквы.
– Ну ладно, буду осваивать новую профессию,– с грустью сказала Марина.
Новую должность Марина освоила легко, после подготовки первого договора, она, не вставая к окну, играючи, мгновенно ставила подпись и печать. В договорах её задачей было вбить реквизиты, приложения к ним готовил Олег. Марина, отчертив для себя круг обязанностей, не имела желания не во что вникать. Закончив свой очередной непосильный труд, она начинала рассказывать Олегу о своей жизни, о встречах с интересными людьми. А иногда достав из сумки сборник стихов какого-либо поэта, принималась читать. Но ненадолго, ей явно не хватало усидчивости. Как воздух необходимо было общение, и она периодически отрываясь от книги, покидала кабинет в неизвестном направлении. А возвращаясь на рабочее место, пребывала в неизменно приподнятом настроении. Примерно так и проходили рабочие дни в офисе.
За исключением некоторых событий, с которыми она охотно делилась с Олегом. Как-то раз она задержалась на 2 часа, и, придя на работу, сказала Олегу:
– Ты знаешь, кто меня сейчас подвез на работу? – Евгений Евтушенко.
Он сейчас в Москве. Я забегала к подружке в редакцию журнала "Новый мир" и встретила его. Он мой давнишний знакомый.
   Это было в самом конце восьмидесятых годов, однажды муж ни с того ни всего взял меня на творческий семинар молодых поэтов в литинститут и туда пришёл Евтушенко вот там я с ним и познакомилась. В тот период Александр, не смотря на тридцатилетнюю разницу в возрасте, подружился с преподавателем кафедры литературного мастерства поэтом Александром Петровичем Межировым. Который в институте вел поэтический семинар на высших литературных курсах. Межиров очень интересный поэт, переводчик, фронтовик, лауреат Госпремии. Он оказал большое влияние на молодых поэтов шестидесятых годов, в том числе на Евтушенко. Про него можно много рассказывать. А ещё Межиров страстный картежник и бильярдист. А в конце восьмидесятых он любезно пригласил нас пожить на его даче в Переделкино. И мы всей семьей с дочкой и свекровью несколько лет прожили у него на даче. Саша в тот период много работал. Межиров 2-3 дня в неделю посещал нас. Когда он приезжал, на даче появлялись его друзья, с которыми он играл в карты, в бильярд. Межиров приглашал на дачу своих учеников молодых поэтов. Устраивал творческие вечера, на которых рассказывал о поэтах серебряного века, читал их стихи. Говорил о поэтах хрущевской оттепели. Утверждал, что Евтушенко значительно талантливее Бродского. Просто Евтушенко смог реализовать себя на шестьдесят процентов, а Бродский на девяносто. Один раз дачу посетил Евгений Евтушенко, отобедал с нами, вот тогда моё знакомство с ним продолжилось. А сегодня просто отпад. Я вообще, когда вижу его, угараю! У меня рот растягивается до ушей. На него посмотришь и по виду сразу скажешь – не наш человек. Ему уже под семьдесят. Описываю прикид: розовый пиджак; рубашка в павлиньих перьях; галстук розовый с отливом; фуражка в тон пиджака и галстука тоже розовая; ботинки под стать. Он как меня увидел – сразу узнал. А когда я сказала, где работаю, он любезно предложил меня подвезти. Сказал, что давно планировал посетить своего приятеля, который работает закройщиком у нас в здании. Пока ехали в пробках прекрасно пообщались. Планы у него грандиозные. Собирается возродить публичные выступления поэтов, как было во времена его молодости. И планирует начать общение с народом со своей родины, с Сибири. Потом поедет с концертами по стране. Так что день у меня Олег, задался!

– Ну что Марина, твоему знакомству можно только позавидовать, – сказал Олег.
– У меня трехтомник его собраний сочинений, которые были изданы в середине восьмидесятых годов. Не могу сказать, что я знаком с творчеством многих современных поэтов, но Евтушенко для меня самый талантливый. У него замечательные поэмы, стихи. Я являюсь его искренним поклонником.
Обсуждение творчества Евтушенко было прервано срочным заданием менеджера по подготовке договоров. Началась напряженная работа. Олегу с Мариной удавалось пообщаться только тогда, когда Владимир выбегал к директору или шел покурить.
В одном из таких свободных для разговоров промежутков времени, Марина сообщила:
– Вчера встречалась с тетей, которая настоятельно рекомендовала мне повысить свой социальный статус. Она, между прочим, предложила:
– Марина! Начать надо с защиты кандидатской диссертации. Тема у меня для тебя есть. Многое по этой теме уже подготовлено. Так, что давай готовься поступать в аспирантуру. В ближайшее время организую для тебя сдачу английского языка. Тебе необходимо вспомнить язык.
Я подумала и решила поступать. С утра уже купила разговорник. Марина достала тоненькую книжку и положила на стол. Прошла неделя, разговорник как лежал на углу стола не открытый, так и продолжал лежать. В один из дней второй недели ей даже удалось сконцентрировать на нём внимание, и она, зачитав Олегу перечень тем из оглавления, быстро его закрыла и вернула на прежнее место. На большее её не хватило. А через день она пришла на работу к обеду. Войдя в кабинет, театрально сделала глубокий выдох, выдержала паузу, и, расцветая на глазах, торжественно заявила:
– Можете меня поздравить, я сдала экзамен по английскому языку!
Сотрудники, находящиеся в кабинете встали, и поочередно пожимая руку, без пяти минут аспиранту, засвидетельствовали ей свои поздравление. Спустя час, весь офис компании знал о невероятных способностях Марины.
Когда данное событие в офисе отошло на второй план, выбрав удобный момент, Марина решила поделиться с Олегом всем процессом преодоления важного этапа на пути к заветной цели.
– Представляешь Олег, – начала она. Вчера вечером готовлю я на кухне ужин своим. И тут звонок. Звонит моя тётя. И заявляет мне:
– Завтра у тебя в первой половине дня экзамен по английскому языку!
Я ей говорю: «Вера, ты, что надо мной издеваешься! Не могла мне об этом раньше сказать! Я ведь совершенно не готова. Мне надо привести себя в порядок сходить в парикмахерскую, сделать маникюр. Как я в таком виде предстану перед комиссией».
Она мне: «Если хочешь сдать экзамен без заморочек, надо сдавать завтра. Председатель комиссии – мой приятель, уезжает на два месяца за границу. Если назначат кого-то другого на его место, сдать экзамен будет проблематично. Я тебе на электронку сбросила задание, которое у тебя будет на экзамене. Текст на английском и его перевод на русском языке. Возьми ученическую тетрадку в клетку и перепиши в неё готовый перевод текста. Это первый вопрос экзамена. По второму вопросу экзамена, я выслала тебе текст на английском языке и его перевод на русском языке. Его на экзамене будет необходимо прочитать понять и кратко пересказать на английском языке. Несколько предложений для пересказа текста в нижней части этого файла. Ты их перепиши отдельно, чтобы они у тебя были под рукой. И давай, чтобы завтра к 10 часам была у меня! Более подробно об экзамене поговорим завтра».
Мне пришлось согласиться и весь вечер упорно потрудиться. Когда утром пришла в университет, тётя рассказала обо всех нюансах предстоящего экзамена. И сказала:
– Зайди в аудиторию минут через 15 минут, когда оттуда выйдет женщина.
Эти минуты для меня тянулись вечность. Я вся из себя, просто извелась. Ну, думаю, на два вопроса как-то ответы есть. А вот по третьему вопросу,– мысли о необходимости моего свободного общения на филологические темы вызывали во мне панический страх и как следствие обильное потовыделение. Я уже подумывала уйти, но переборола страх и сделала так, как сказала тётя. Когда вошла в аудиторию увидела, что за столом приемной комиссии сидят средних лет мужчина в очках, моя тётя и секретарша с деканата. И один экзаменуемый сидит за столом отдельно и готовится к сдаче. Я зашла, поздоровалась, представилась. Постаралась лишних слов не говорить – как учила тётя. Получила те задания, которые мне вчера пришли на электронную почту. Села готовиться. Через пару минут мужчина, который готовился, приступил к сдаче экзамена. Я в это время достала заготовленные ответы. Особенно беспокоил второй вопрос, по которому надо было прочитать текст на английском и кратко его изложить. Но как не старалась запомнить что-либо из переписанного текста ничего не получалось, не смогла сконцентрироваться. Мужчина закончил сдачу экзамена и вышел из аудитории. Я проводила его взглядом, отметив для себя – счастливчик, отмучился. И в это время услышала мужской голос:
– А ю реди? ( You ready?) Что означает: « Вы готовы?»
Я сказала: «Ес! (Yes!)»
И проковыляв несколько метров села на стул перед комиссией. Мужчина что-то сказал мне на английском языке. Я не поняла. Но когда посмотрела на тётю,– увидела, как она показывает мне палец и губами изображает слово вопрос. Я взяла заготовленный перевод текста и передала его экзаменатору. Он минут пять его смотрел. Что-то говорил на английском. Я так поняла про себя. Но потом он поднял голову и начал обращаться ко мне. Я не могу понять, что он из-под меня хочет. Смотрю на тетку – та ёрзает на стуле, жестикулирует, как может, пытается суфлировать. Моя пауза затянулась. Он спрашивает! Я не отвечаю!
И тут меня осенило, я вспомнила несколько выражений и сразу же их выдаю. Я ему говорю:
– Ноу проблем, бат я донт фиил вел! Я диднот слип вел ласт найт! ( No problem, but I don't feel well! I didn't sleep well last night!) Что означает: «Нет проблем, но я неважно себя чувствую! Я плохо спала пошлой ночью!»
А он мне озабоченно:
– Вай?( Why?). А это слово я знаю. Он спрашивает: «Почему?»
На что я в легкой непринужденной манере, эх была не была, заявляю
– Ай мэйд лав ту май хазбенд! (I made love to my husband!)
Что означает: «Я занималась любовью с моим мужем!»
Моя тётя чуть со стула не свалилась. Мужик экзаменатор засмеялся и сказанул:
– Оу! Хау интрестинг! Вери вел! Континье! Слоу даун фром хие! (Oh, how interesting! Very good! Continue! Slow down from here!) Начальные фразы поняла. Последние фразы потом перевела тетя. Он сказал: «С этого места помедленнее!»
Тётя мгновенно выдала как в школе:
– Стоп токинг! (Stop talking!) Прекратить разговоры.
– Ю ар фри! (You're free!). Слово «Свобода!» я на любых языках знаю.
Потом, – Ю кен гоу (You can go!), – и показала ладонью на дверь.
Я сделала удивленное лицо, дав понять окружающим, что недовольна таким к себе обращением. Почему мне вдруг затыкают рот, когда я полностью готова изобразить глубокие познания в английском языке. Но потом осознала: «А чё собственно распыляться!»?
Буркнула: «Гуд бай! (Good bye!), – и вышла».
Постояла в коридоре минут десять. Первым из аудитории вышел председатель комиссии и быстрым шагом порулил в сторону ректората. Потом появилась тётя с каменным лицом. Подошла ко мне, улыбнулась, обняла меня и сказала:
– Поздравляю! Ты сделала маленький шаг к заветной цели! И добавила – Ну девушка ты даешь!
Я, ей вспомнив частушку на радостях пропела:
– Я давала! Я давала, сидя на скамеечке, не подумайте плохого,– из кармана семечки!
– Вот так Олег у нас серьёзные дела делаются, – улыбаясь, заключила Марина.
– Да, Марина, умеешь ты выходить из сложных ситуаций,– сказал Олег, находясь под впечатлением от услышанного.
– Ты знаешь Олег, а я очень много, что умею, если сильно припрёт, – с чувством собственного достоинства ответила Марина.
  Приближался конец очередного рабочего дня, который завершал наиболее плодотворный период в сфере реализации нефтепродуктов. До нового года оставалась последняя рабочая неделя. В этот период менеджеры завершили все сделки. На рынке нефтепродуктов наступило предновогоднее затишье. Сотрудники компании, нарядили ёлку, празднично оформили кабинеты офиса и стали ждать новогоднего корпоратива, который устраивал Ашот Николаевич недалеко от офиса в банкетном зале ресторана "Сударь".
  Наконец наступил долгожданный день проведения корпоративного общения, призванного в раскованной алкогольной эйфории сплачивать коллектив, и нацеливать сотрудников на трудовые подвиги во имя дальнейшего повышения благосостояния владельцев бизнеса. Утро этого дня начиналось непривычно размеренно, почти умолкли телефонные звонки. Сотрудники в офис не спешили и нарядные подтягивались ближе к обеду, готовя силы для предстоящего вечернего разгуляя.
К обеду в офисе появилась Марина. И тихо сказала Олегу:
– Представляешь, не знаю, как выдержу эту вечеринку, до двух ночи не спала. Готовила с мужем сюрприз. Я рассказывала о сотрудниках мужу и вместе с ним сочиняла по два четверостишия на каждого. Вечером буду зачитывать. Но ты никому не говори.
– Ну конечно, Марина. Я буду нем… как уж! – заверил Олег.
Марина улыбнулась, и задала вопрос: «А почему уж, а не рыба?»
– А фиг его знает. Рыба вроде как женского рода – смущенно ответил Олег.
– Логично – сыронизировала Марина.
Олег для себя решил: «Надо в оставшееся время подготовить стишок и ответить на сюрприз, зачитанный в свой адрес». Через час нечто оригинальное, как ему казалось, получилось.
   По указанию директора к четырем часам все сотрудники дружно выдвинулись в нужную сторону. В общем зале ресторана был организован фуршет. В то время как в банкетном зале заканчивались последние приготовления к чревоугодничеству и неумеренному возлиянию. После того, как все вошли в зал, и расселись за большим столом, Ашот Николаевич дал старт торжеству, кратко изложив итоги уходящего года и основные направления развития компании в будущем году. И соответственно поздравил коллег с Новым годом.
В промежутках между опустошением содержимого стола, тостующие, в соответствии с иерархической структурой компании, поочередно исполнили дифирамбы в честь кормчего. Завершая свои изыски поздравлениями всему коллективу. Когда стали разносить горячее, и руководящая когорта закончила свои выступления, дошла очередь до бэк-офиса. И тут на вершину олимпа взгромоздилась Марина и приступила в манере Беллы Ахмадулиной читать заготовленные стихи, адресованные каждому сотруднику. Пройдясь по всем значимым фигурам компании, Марина зачитала стихи посвященные Олегу. Они характеризовали его как уравновешенного, усидчивого сотрудника, погруженного в электронные таблицы.
Недолго думая, Олег, набравшись смелости, не без помощи выпитого алкоголя, попросил слово. Встал и в театрально – раскрепощенной позе громко, выдерживая паузы в нужных местах, прочитал недавно сочиненные стихи:

Ты что удумала на праздник дорогая,
Что клал на рифму твой поэт.
До двух утра ты в творчестве нагая,
Одним мазком выводишь мой портрет.
Зачем ты теребишь мой скромный облик,
И моё эго обнажаешь на показ.
Твой милый взгляд, как скана лучик
Гульнул по мне и скрылся с глаз.

Фраза: «До двух утра ты в творчестве нагая» – вызвала дружный хохот уже засидевшихся, раскрепощённых и готовых к юмору сотрудников.
Начальство объявило перерыв на перекур. Народ стал постепенно выходить в общий зал ресторана, где звучала живая медленная музыка, а певица томным голосом и извивающимся телом заманивала гостей присоединиться к танцующим парам.
Марина спросила Олега:
- Ты не куришь? И услышав отрицательный ответ, предложила пойти потанцевать. Олег охотно согласился.
Дождавшись очередного медляка, они вошли в разгоряченный круг танцующих. Как только приблизились на пионерское расстояние и приступили в такт с музыкой переминаться с ноги на ногу, Марина спросила:
- Когда ты успел сочинить этот пасквиль? И откуда ты узнал, что я была в творчестве нагая?
До двух утра в творчестве была - не отрицаю. Но, что нагая, это перебор. Поскольку когда я нагая… такое творю - мама не горюй. И в этот период совсем не до стихов, петь хочется!


 https://www.litres.ru/oleg-daev-11752964/babochka/